Деревенские рассказки. Ночь в Храме

Keen, 04 февраля 2020 ( редакция: 16 февраля 2020 )

Ночь в Храме

Свечи оплывали и гасли. Молитва на сон грядущим закончилась, но мне и Леониду предстоит дежурство в Храме. Надеваем безразмерные валенки и все что привезли с собой, берем фонарики, какую – нибудь немощную старушку и в бой.Дежурили всегда, по трое, запирались изнутри, выходить, зажигать свет категорически запрещалось, в случае нападения была кнопка сирены и еще кое- какие приспособления. Для нужды в притворе стояло ведро. Дежурить любили все. Иногда из Москвы специально ради этого приезжали.

Что такое Храм ночью? Тому, кто это не испытал невозможно рассказать. Договариваемся об очередности, дежурим по два часа. Первый Леонид, потом я и с четырех до шести бабулька. У каждого свой рундук, в нем пара подушек, пара матрасов и ватные одеяла.

Залезешь, накроешься, сначала холодновато: температура около 5 градусов, а потом пригреешься – благодать! Смотришь на черно-синий купол, усеянный огромными восьмиконечными звездами, на удивительную архитектонику сводов, колонн и карнизов, на мерцающие огоньки лампад и как-то само-собой решаются творческие задачи и распутываются узлы жизненных проблем. Леонид, замаскировавшись на клиросе, читает книгу или молится, а вокруг такая тишина, что стук собственного сердца кажется набатом.

Леонид- джентльмен, уже два часа, а он не будит. Встаю, влезаю в остывшие валенки и иду на смену. Сейчас начнется самое интересное и таинственное. Леонид укладывается, а я залезаю на подоконник, достаю блокнот и ручку, света уличных фонарей вполне достаточно. Самые «гениальные» мысли приходят именно в это время…

Тихо и темно. В особенно черных углах мерещится всякая нечисть. Шорох мышки, грызущей оброненную просфору, в куполообразном помещении кажется почти Ниагарским водопадом, а упавшая кочерга в котельной за толстой метровой стеной превращается в шум вдребезги разбивающихся окон. Бывают шумы или явления, объяснить которые невозможно. Они с жаром обсуждаются в трапезной, ими пугают новичков. Видимо, адреналин, появляющийся в такие минуты и заставляет работать мозг особенно интенсивно…

Бабульку, конечно, простили, пусть спит. Звонит будильник, шесть часов, скоро придет Батюшка готовиться к службе. Выходим под ворчливое бормотанье бабульки за то, что не дали подежурить. В трапезной уже все вычитывают правило перед причастием.

«Господь пасет мя ничтоже мя лишит. На месте злачнее, тамо всели мя. Душу мою обрати, настави мя на стези правды, имене ради Своего – слышатся слова двадцать второго псалма.

Леонид быстро встраивается в общее чтение. Его голос торжественен и красив.

«Аще бо и пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мной еси, жезл Твой и палица Тоя, та мя утешиста…

А потом будет БОЖЕСТВЕННАЯ литургия.