Деревенские рассказки. Отец Арсений

Keen, 04 февраля 2020 ( редакция: 16 февраля 2020 )

Отец Арсений.

Как его звали в миру, я все время забывал, наверное, так же банально, как и меня. Отец Арсений в новом подряснике шел по грунтовке среди колосившейся ржи, босой и счастливый. Шел и пел псалмы Царя Давида, пел высоким красивым голосом. Сапоги, подаренные Батюшкой, хромовые «офицерские» перекинул через плечо, белокурые непослушные волосы трепал теплый встречный ветер.Новоиспеченный иеромонах Арсений, именно это имя он получил при постриге. Позади студенческие годы в МАИ, на кафедре «жизнеобеспечение космонавтов» или, что – то в этом роде, и недолгая работа в КБ. А сегодня он – настоятель возрождаемого Храма Отрада и Утешение! Удивительного красивого, но полуразрушенного Храма. Отец Арсений шел к Батюшке, шел напрямик, через поле, лес и опять поле. Подумаешь, десять-двенадцать километров, куда спешить? Вся жизнь впереди! Длинная и прекрасная жизнь!

«Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых и на пути грешных не ста, и на седалищи губителей не седе, но в законе Господни воля его, и в законе Его поучится день и нощь».

Ему только двадцать пять. На небе ни облачка, вокруг волнами по колосьям гуляет ветер и кажется о. Арсению, что этому ясному дню никогда не будет конца. Он не знает, что уже через полгода, он и десяток старушек будут служить в жалкой каморке без отопления и света. Что главный врач психбольницы, на территории которой расположен Храм, устроит ему множество неприятностей. Что Храм Отрада и Утешение так и не удастся восстановить, не только по финансовым соображениям. Что, не смотря на все усилия его и бабушек, ни алчное церковное начальство, ни власти «палец о палец" не ударят», чтобы помочь приходу, а будут только брать и драть. Что сам о. Арсений из худенького, стройного мальчика всего через десять лет превратится в полного и больного диабетика и потеряет свои замечательные русые кудри, но не Веру, но веру в людей потеряет безвозвратно. Голос чуть осипнет, но по-прежнему красив, а улыбка, та же по- детски наивная, только уголки губ опускаются все ниже и ниже.

«К Тебе, Господи, воздвигох душу мою, Боже мой, на Тя уповах, да не постыжуся во век, ниже да посмеют ми ся врази мои, ибо вси терпящии Тя не постыдятся».

Он протопает эти десять километров и придет в наше село, бабульки бросятся под благословение, солидно подойдут мужчины. Павлушка будет, улыбаясь, тереться рядом. А потом будет трапеза и в молитве перед вкушением пищи взовьется в высь голос молодого иеромонаха…

«… хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави на долги наши, яко же и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лука-во-го…»

Прошло десять лет. Я встретил о. Арсения в электричке. «Начальство вызывает» - объяснил он цель поездки. На мой вопросительный жест на наушники: «Что слушаете?» Весело рассмеялся: «Японский изучаю, собираюсь в Японию, дикарем. Знаете, как будет хорошо. Приеду к японцам и скажу: Здравствуйте, я из России!» И заливисто засмеялся.

P.S. Отца Арсения ещё через десять лет отправят в «запрет» за то, что пытался выжить любыми путями. А Храм так и будет стоять в лесах и разваливаться.

2013 г.