Деревенские рассказки. Рука

Keen, 04 февраля 2020 ( редакция: 16 февраля 2020 )

Рука

Работал тогда у Бурляева и оформлял очередной фестиваль «Золотой Витязь». Сдал эскизы, чертежи, с большими трудностями слепили декорации и вот монтировка. В театр Содружества актеров Таганки приехал чуть свет. Зашел в каптерку к рабочим сцены. Облом! Все вповалку пьяные, лежат и храпят. Растормошил одного:

- В чем дело?

А он, заплетающимся языком что – то о вчерашней ночной халтуре, мол, устали, но «щас встанем все как один». Провозившись с ними полчаса, понял, что все бесполезно, и пошел сам. Поставил лестницу, полез и грохнулся. Стремянка была неисправна. Как говорится «очнулся – гипс», еще добавлю - СКЛИФ. Раздробление локтевого сустава левой руки и разбитое лицо. Остатки сустава вправили и покатили на рентген. Сердобольная «рентгенша» сказала, что у меня есть шанс остаться инвалидом и, укладывая под аппарат руку, опять вывихнула ее. Все повторилось как в кошмарном сне.

Когда «мои»: жена и сын, увидели меня в больнице забинтованного, они были в шоке. Потом была палата на восемь коек для «летунов», усомнившихся в земном притяжении.

В Склифе я оказался впервые, и все было интересно. Никогда до и после не встречал более демократического сообщества: профессора и бомжи так были похожи друг на друга ссадинами, синяками и гипсами и так искренне дружелюбны. Только по «великому и могучему» можно было определить, кто есть, кто. Позвонил сын и сказал, что билеты на Афон купил и теперь не знает, что с ними делать, и что Батюшка за меня молится. Через неделю у нас намечалась поездка на Афон через Салоники. Катастрофа!

Потом опять звонок: Батюшка сказал, что на Афон я поеду!!! Вот те раз! А гипс? А морда-лица?

На следующий день на обходе Главный хирург распорядился снять гипс! Удивлению всех не было предела! После обеда пришла врач лечебной физкультуры!

Вечером жена была потрясена переменами: вчера был почти трупом, а сегодня бегаю и без гипса! На третий день с зав. отделением определяли сроки предстоящей операции. Я настаивал на поездке на Афон.

Решили отпустить и оперировать позже. На шестой день сняли скобы и вытащили нитки из лица, а для руки сделали эксклюзивную гипсовую лангету «экспортный вариант», но я оставил ее дома. Эта штуковина потом еще долго хранилась у меня в мастерской на самом видном месте, и гости поражались: ведь могут же!

На Афон мы поехали, рука немного болела, лазил по горам, купался. Видавшие виды монахи, особенно греческие, иногда с интересом косились на мое израненное лицо, но это нисколько не умалило мои восторги. Самым замечательным было то, что для нас открыли мощи Св. Пантелеймона Целителя и разрешили приложиться, как раз в день его почитания.

В Москву вернулся почти здоровым. Сделали снимок. Удивленные врачи сказали, что такое бывает «один раз из миллиона», мол: осколок встал в идеальное положение и операцию отменили. Назначили четыре дорогостоящих укола и все!

Прошло уже девять лет. Рука работает как прежде, правда, мешки тяжелее сорока килограммов стараюсь больше не носить. Раны на лице зажили. Жена говорит: шрамы украшают мужчину.

P.S. А открытие «Золотого Витязя» состоялось вовремя.Моя помощница Алла, оперативно наняла других рабочих из соседнего театра. Все прошло блестяще!

2013 г.