Деревенские рассказки. Зинаида

Keen, 28 февраля 2020 ( редакция: 19 апреля 2020 )

Зинаида

Назвать ее болящей как-то язык не поворачивался, но и здоровой не получалось. Маленькая неопрятная, крикливая, она, как только появлялась, то сразу об этом знали все.

Первый раз я увидел ее году в 93. Еще с улицы услышал в трапезной резкие голоса, но громче всех один, задиристый, бабий. А потом и увидел ее, Зинаиду. Посреди трапезной за столом сидела тетка в трех- четырех платках и поношенной кофте, и, жестикулируя громко орала. Содержимое ее выступления было скорее обычным для большинства православных, многие так думали, но обильное количество мата, невероятный ораторский напор и убежденность в том, что ее слушают и хотят слышать, заставили меня остолбенеть. Ругаться матом в ограде церкви никому не позволялось. Первая мысль выгнать бабку прочь. Рванулся, но … отступил. Непонятный ступор овладел мной. Огляделся. Похоже, в таком же состоянии находились и остальные слушатели. Изредка кто-нибудь вяло возражал или кидал реплику. Все, пряча глаза, смотрел в пол. Сколько это продолжалось, не помню. Зазвонил единственный тогда колокол, все пошли на службу.

Храм у нас большой, но даже в то место, где я стоял, изредка прорывался уже знакомый голос и такие знакомые с детства слова. Позже мне объяснили, что Зинаида приезжает из Ногинска, / 200 верст! /что она бывшая операционная медсестра, что ее по голове табуреткой ударил пьяный муж-безбожник, а потом еще бил головой о стену, что у нее есть дочь и, что Батюшка ей все прощает. Вот так!

Трапеза после службы прошла под аккомпанемент брани и конструктивной критики действий правительства во внешней политике.С ужасом подумалось, что предстоит еще узнать, если она не остановится. Но, слава Богу, все обошлось. Как только попили чайку с горчицей /Великий пост/, Зинаида засобиралась, залезла на нары и уставшим голосом человека, исполнившего свою миссию, послала всех на три буквы. Через минуту из-за занавески раздался праведный храп. Потом я еще не раз слышал ее пламенные выступления не только в Храме, но и однажды в московском метро. Удивительно, но картина была та же. Посреди вагона «проповедовала» Зинаида, истово, задиристо обличая нравы «падшего мира сего», а, вокруг молча, уставившись в пол, сидели люди, пряча глаза друг от друга. О чем думали они? О том, что баба явно сошла с ума или о своей грешной жизни? Скорее второе.

2013 г.



Другие рассказы из цикла "Деревенские рассказки":