Машина времени 2

Keen, 21 декабря 2019 ( редакция: 27 февраля 2020 )

Снова сядем в машину времени. Правда, теперь после капремонта.

Тушино конца 50-х, начало 60-х. С удовольствием прочитал публикации Черкасова на Хомяке. Прекрасный рассказ, фотографии, этюды. В этот район мы, пацаны со Свободы и прилегающих улиц, старались не заходить. «Железка» пользовалась дурной репутацией. Изредка бывали на стадионе «Луч», в основном на соревнованиях. Очень хорошо помню памятник стратонавтам. Отец много и подробно о них рассказывал. Тушинский рынок, и проклятье, приходилось таскать по 10 и более килограммов картошки на Малую Набережную, и счастье: клубника, персики и пр. Автобусов к рынку от нас не было. Когда пустили, ходили редко. Очень любил на рынке скобяную лавку, чего там только не было! Конечно, бочка с квасом у ворот. Ряд нищих калек вдоль забора. В середине 50-х их убрали. ЭТО НАДО ВИДЕТЬ! https://yandex.ru/images/

И еще киоски ремонта часов, обуви, овощи-фрукты и т.д.

0001
Справа по улице забор (за кадром) стадиона Красный Октябрь,
к слову очень некрасивый, так же, как и стадион до 1965 года. Потом они так дали! Спортзал, великолепная коробка!


Не могу не сказать несколько слов об архитектонике рынка и Тушино в целом. По тем временам это было очень профессионально. Я уже писал о архитектуре парка на восточном мосту, заборе ТМЗ (Машина времени). Так вот, эти объекты и рынок проектировались либо одним человеком, либо по одним лекалам. И там, и здесь единый алгоритм и приемы. Говорю, как профессионал. Еще могу вспомнить некоторые сооружения в лагере «Салют», там в клубе 60-х, такая же точно открытая форма и конструкция стропил, как и в двух больших павильонах рынка.

Лирическое отступление

О кинотеатрах. «Родина», потом «Полет» долго был единственным кинотеатром в центре Тушина.

Помню семейный поход на фильм «Джульбарс». В фойе на маленькой сцене играл рояль, полная дама в лисьем манто пела. В буфете пальмы в кадушках и шоколад. Третий звонок. Ряды ходили ходуном, зал орал, когда наш пограничник и овчарка Джульбарс преследовали врагов и шпионов.

Надо сказать, что шпиономания в те годы (1955-1960), особенно насаждалась. Стыдно признаться, но я иногда думал, что некоторые соседи-шпионы.

Когда построили «Метеор», страсти поутихли. Перед сеансом в «Метеоре» пели очень редко, а вот выставки живописи и графики устраивали часто. Огромное удовольствие прийти раньше и лицезреть хорошую живопись.

Но самое главное, что меня привлекало, шашки. В русские шашки я играл средне, иногда проигрывал, а в стоклеточные, особенно после того как занялся теорией, не выиграл никто.

Шел 1966 год. Мне 14. На экраны вышел французский фильм «Мужчина и женщина» режиссера Клода Лелуша. Помните начало, туман на море, слышен шум волн, крики чаек, гудки буксиров. Один из них скользит по глади воды, разрезая форштевнем пенистые буруны. Оператор ведет камеру через перила пристани, постоянно держа буксир в фокусе. Класс!

Это было тогда откровением, особенно после «Джульбарса» и ему подобных. Я смотрел этот фильм бессчетное количество раз, больше чем «Чапаева».

Очень большую лепту в воспитании вкуса внесла школа 820. Прогуливая уроки, я шел в кино. В те времена не пропускал ни одной премьеры. А Пушкинский музей. Коллекция товарища Щукина заменяла химию, физику и тригонометрию, вместе взятых, да еще как! Домой возвращался переполненный впечатлениями.

Лирическое отступление

Прорыв

Суббота. Учились тогда по шесть дней! Накануне по телеку сообщили об открытии в Сокольниках международной выставки. Теплый апрельский денек, солнышко. Какая школа?!. Уже подходя, я догадывался, что еще через шаг, другой и поверну к автобусной остановке. Во мне боролись безответная любовь к галогенам и тяга к новому, необыкновенному и красивому. Хорошо об этом написал А. Толстой: «Буратино шел в школу. Справа послышалась музыка. Буратино стал спотыкаться».

Через час я уже стоял в первых рядах огромной толпы, которая все прибывала, на площади у метро Сокольники. Рота или две молоденьких милиционеров. Сцепившись, они пытались остановить эту лавину. Наивные. Легкие заграждения, которые курсанты с трудом сдерживали, уже «трещали». Офицер в мегафон пытался объяснить, что сегодня выставка работает только по пригласительным. Но толпа ревела. Никогда ни до, ни после, меня не охватывало это стадное чувство единения, почти животного желания прорыва. И мы рванули! Раскачавшись, людской водопад смел загородки, раскидал милиционеров. Бедные мальчики без фуражек, путаясь в полах шинелей, растопырив руки, пытались кого- то схватить. Напрасно. Увернувшись от двух или трех, врезав четвертому, я бежал что есть сил, с одной единственной мыслью «не упасть». Это было незабываемо! Кордон у стеклянного павильона смяли легко. Они просто смылись.

В 59-м мы с отцом уже были здесь на Американской выставке. Я никогда раньше не видел такого выставочного дизайна. И даже слова этого не знал. Много лет спустя, работая на разных площадках как дизайнер выставочных стендов в Москве и за границей, часто вспоминал этот урок. Белоснежные плоскости, огромные цветные фотопанно, красивые шрифты, экспонаты, американские машины, шариковые авторучки, кока кола, красочные, пахнущие загнивающим капитализмом проспекты, полиэтиленовые с надписями пакеты, ЖВАЧКА!!! А-А-А!!! Значки – жетоны! За каждый давали по сто «ушек» для игры в расшибец. За всем этим давились, но не ваш покорный слуга. Руссо туристо-облико моралес! В девяностом, на Кипре, когда местные сволочи-официанты заставили русских как собачек прыгать за жратвой на высоко поднятых подносах, мы с семьёй просто ушли. Хотелось «дать в рог», но мы были с дипломатической миссией.

Сейчас, в 67-м тоже было грандиозно! От этого кружилась голова. Но кружиться надо было в правильном направлении, так как мы ворвались в павильон на EXIT. Приходилось идти навстречу потоку посетителей, и не просто посетителей, а представителей иностранных посольств и прочей элитной публике. Вот тут-то я лоб в лоб и столкнулся с Юрием Алексеевичем Гагариным. Правда, здоровый детина пытался оттеснить к перилам, но мы тоже не лыком шиты. Да он, оказывается, маленький! Шрам над левым глазом, знаменитая улыбка. Ему что-то объясняли в двух метрах от меня, и взгляд героя несколько раз скользнул по крепенькому мальчишке в школьной форме. Через год Ю.А.Гагарин погибнет.

Потом в студенчестве будут еще прорывы и в театр на Таганке, в Манеж, в Лужники, но такого уже никогда. С тех пор я боюсь толпы. Ее безумия и животной ярости.


Решил серьёзно заняться кино. В девятом классе записался слушателем семинаров по операторскому искусству. Правда, поснимать дали профессиональную камеру всего один раз. Перебежал на семинары художников – постановщиков. Это «счастье» длилось недолго. Квадратный многочлен растоптал розовую мечту.


0003
Рисунок вверху. Это улица Вишневая.
Теперь вместо пожарной части, которая простояла до конца 70-х, находится жилой дом Вишневая 6/13 с. 1

0004


За пожаркой, чуть в глубине, дом 4, а дальше дом 2 по Вишневой. Это вожделенная мечта всех детей Тушина, там в культтоварах был отдел игрушек. По мере взросления интересы перемещались в фото, затем в радио, а потом к холодильникам и стиральным машинам. Улица раздваивается, налево к Свободе, направо рынок с неизменной лужей. Слева от пожарки общага, в одном из корпусов жил Батюшка, когда работал на 500-м 1935-1945 (Машина времени). Но об этом в следующий раз.

Напротив, пожарки, в пристройке, теперь ресторан «Вишневый сад». Несколько слов об интерьере ресторана. Название красивое, завязано с улицей. Декор интерьера абсолютно безликий. Дарю идею. Пьеса А. П. Чехова с аналогичным названием. Можно здорово обыграть. На фото: пристройка к зданию заводского техникума, Вишневая 5. Это теперь ресторан «Вишневый сад»

0005


Раньше в этой пристройке к зданию 1931 года, была секция бокса. Обратите внимание на стропила. Супер! Хорошо их помню, на такие вещи «абсолютный слух».

0006


В секции занималось человек 100, посменно. В моей группе 25. Среди них кандидаты в мастера и мастера. Разминка была для всех одинакова. Мастера обливались потом, а мы, пацаны, просто падали. Это был жесткий тренинг на выживание. Тренер, маленький жилистый мужичок с кривыми ногами и руками, учил отлично. Мой спарринг Вольдемар был легче, поэтому занятия мне нравились. Но когда меня поставили к кандидату, я перешел в Динамо. Забавно, но в Динамо мне дали щупленького маленького парнишку. Промучившись с ним полгода, я решил все-таки совершенствоваться в изобразительном искусстве.

Несколько слов о стадионе Красный Октябрь. Каток -главная достопримечательность и еще хоккейная коробка. Помню игру нашей сборной с чехами. Яркая цветная картинка и сейчас перед глазами. Какой состав уже не вспомнить, но играл Рагулин. Его не увидеть на площадке было невозможно. Алый цвет формы наших игроков в свете софитов буквально слепил. Наши выиграли 4:3!

С крыши этот матч был особенно впечатляющий!

Раз уж мы сюда забрели, зайдем в ДК Красный Октябрь от 500-го. Это тот случай, когда форма не определяет содержание. Неказистый снаружи, очень уютный и даже местами красивый внутри. У 82 – го еще не было нового Дворца Культуры, а здесь стеклянные двери, мрамор на полу, зеркальные стены в фойе. Правда, зал небольшой, узкие длинные коридоры комнат с кружками.

А теперь перенесемся на Лодочную 9. Здесь раньше был продовольственный магазин. А ещё раньше в одной из секций был парфюмерный отдел. Магазин Гастроном занимал весь первый этаж. Большущие застекленные витрины ломились от изобилия, как в сталинской книге «О вкусной и здоровой пище». Сначала продавцом, а потом и директором части магазина была моя теща. Многие покупатели ее знали и любили. Избиралась депутатом в Моссовет. На нижнем фото: современный вид.

0007


На рисунке внизу: справа магазин. Слева одноэтажный склад-база продуктов. Перед ним обязательная лужа. Интересно, что именно на этом складе отоваривалась столовая ТМЗ. В хлебном отделе магазина, по ночам работал и я, учась на дневном. Знаете ли вы какой вкус у теплой калорийной булки с изюмом за 10 копеек и свежайшего бутылочного молока за 30? А как интересно читать учебник «Судебной медицины» в три часа ночи! Слева на рисунке парк восточного моста, в глубине вечерняя школа ТМЗ. В доме Гастронома жила моя очередная пассия. В дальнейшем буду ставить значок «звездочка».

0008


Напротив магазина, через дорогу, был барак номер 2. Именно здесь жила Баба Марфа. Деревенская женщина преклонных сорока пяти лет. Здесь я тоже познавал мир. Длинный коридор, заставленный столами с керогазами и керосинками, помойными ведрами, а рано утром ведрами с ночными испражнениями и мой горшочек желтенький с крышечкой. Почему я не ходил в ясли, как сознательные мои ровесники, до сих пор загадка. Увы, навсегда. У Бабы Марфы был сын. Утром, часов в 10, он приходил со смены в метро, кем он работал мне не говорили. Приходил, как правило, пьяный, храпел за занавеской, и вечером, если меня еще не забирали, уходил на смену. Вот и все. Я гулял один. Эти прогулки научили общению с очень умным человеком. Общались, как правило, на штабелях железных ящиков из-под молока, которые магазин складировал здесь. Иногда на берегу канала под обвалом нечистот, сочащихся ядом, позади будки, нависающей на склоне берега. Что это за сооружение я догадывался. Эта замечательная гора помойки, вспомнилась много лет спустя, когда я увидел «шедевры» Роберта Раушенберга в подлиннике. В ящиках жил ворон, мой друг. – Птичка, птичка, иди ко мне, - я протянул руку. Птичка клювом сначала сильно тяпнула, а потом так схватила за палец, что, в наступившей внезапно ночи, ворона я уже не видел. Так мы подружились.

Со стороны можно было подумать, что мальчик, сидящий на ящиках, мягко говоря, не в себе. А было как раз наоборот. Я и «я в себе» и еще Черныш, так звали ворона, очень весело проводили время. Кормил булками за 7 копеек ворона и, в основном себя, конфетами из вазочки Бабы Марфы, но она не ругалась. Оплачено. Деньги около киоска с мороженым находил регулярно и приносил няне, это врожденное. Самая большая находка три рубля. Это были деньжищи! Черныш был счастлив и очень ко мне привязался! Смешно, 20 лет спустя мой пятилетний сын тоже находил денежки в этом месте, больше чем в других. Этот киоск на Лодочной был точкой возврата наших прогулок. Здесь сына всегда ждало эскимо на палочке. Когда появились в продаже вафельные стаканчики с розой, за 19 копеек, сын, увидев мальчика, глодающего стаканчик, обалдело сказал: - Смотри, банку ест!

Канал, кафе «Утопленник», бараки, парк, как хорошо было! Как хорошо теперь вспоминать эти места, но от этого они не становятся не чище, не лучше.

Обсуждение публикации на форуме
2 комментария, последний 23 декабря