Машина времени (концовка)

Keen, 17 ноября 2019 ( редакция: 04 декабря 2019 )

-Здесь живет Рабинович?
Голос из-за двери:
- Разве это жизнь?

ТМЗ

После десятого я оказался на заводе. В бюро эстетики. Это была школа реальной жизни. Возглавлял эту контору очень хороший художник Александр Александрович / Полиграфический ин-т/. Замом был тоже выпускник Полиграфа. Отдел базировался на двух этажах западной проходной завода и занимал больше половины здания.

00040

Левая часть проходной.

Начальство, естественно, наверху, а мы, исполнители в двух комнатах на первом этаже. В маленькой рабочие столы, в большой - работы с большими плоскостями. Бригадиром у нас был Аркадий Самуилович, обаятельный, остроумный, необыкновенно улыбчивый, но с очень грустными глазами. Он единственный среди нас числился гравером. А мы, пять человек были оформлены малярами в разных цехах. На фото: мы на ВДНХ.

00041


Раз в месяц нам полагался так называемый творческий день. По идее мы должны были перенимать опыт своих коллег, внедрять все передовое, совершенствовать технику для реализации новых идей. Так или почти так звучало бюрократическое обоснование этого дополнительного выходного. Правда, если кто-то сачковал, тоже говорили, что у него творческий день, но это случалось спонтанно и редко. Этот день летом мы проводили в ресторане Узбекистан на ВДНХ. Зимой в квартире у Вилена, на Лодочной. «Занятия» по обмену опытом проходили весело. Хозяин квартиры прекрасно пел, репертуар от итальянских песен до современных советских. Бюро эстетики получало эстетическое наслаждение. Все, кроме Аркадия Самуиловича, были шрифтовиками и какими! В то время ни компов, ни ксероксов не было, все писали плакатными перьями, трубочками, иглами от шприцев и еще какими-то «гусиными лапками». Объявления по 30-40 экземпляров в день, поздравительные адреса, огромные лозунги, доски соцобязательств и многое другое. Именно они, эти милые люди, дали мне опыт, который не раз в последствии кормил мою семью.


- Я совершенно убежден, что человек живет не хлебом единым только при условиях, когда хлеба нет.
Американский психолог А. Маслоу

Это сладкое слово - ХАЛТУРА

Только здесь и тогда я узнал глубину и истинный смысл этого слова. Оно произносилось с придыханием и уважением. «У него халтура!» Все понимали, человек занят, дело святое. Халтурили все. Например, Аркадий после работы рисовал огромные афиши для кинотеатра Метеор. Я не раз бывал у него в невероятно тесной мастерской, заставленной большими метра по три- четыре плакатами. И еще он оформлял продовольственный магазин в начале Свободы. Продукты всем нужны. Со временем и у меня появилась халтура. В копилку историй о ТМЗ.

Оформлял какую- то школу на улице 8-го марта. Нужны были планшеты 1x1 метр. Проблема вынести через проходную. Делалось это так. Планшет оклеивался рулонной бумагой. Красной краской на нем писалось «СЛАВА КПСС!» или «ЛЕНИН ЖИВ», бригадир звонил кому следует, и на проходную. Вахтерша сердитым голосом спрашивала: – «Куда?» А ей ответ:-« В красный уголок», или – «В избирательный участок». И все, ты на улице. Причем в любое время, несмотря на нормированный рабочий день и строгую пропускную систему. Невольно думалось, что иностранные агенты могли таким образом вынести не только чертежи, но и целые листы обшивки. Секретность секретностью, а в секретные светокопированные чертежи мы заворачивали банки с краской.

Обсуждение публикации на форуме
39 комментариев, последний 24 ноября