Машина времени (продолжение)

Keen, 16 ноября 2019 ( редакция: 25 ноября 2019 )

Живите по ветру
Саша Соколов

Отец

Мой отец стал тушинцем в 1932. Он всегда четко ощущал веяния времени. «Партия сказала: - Надо! Комсомол ответил: - Есть!» Именно так понимал тогда свою главную задачу двадцатиоднолетний выпускник авиационного техникума.

Он был настоящим Коммунистом, в самом высоком смысле этого слова. На 62-м (81, ТМЗ) был начальником цеха, потом начальником СОТК. Характер имел прямой и не любил подхалимов. А еще не любил «деятелей искусства», считал их тунеядцами и пройдохами. Исключение составляли: Райкин, Штепсель и Тарапунька, Миров и Новицкий, только потому, что критиковали в своих выступлениях отдельные недоработки, которые им разрешили критиковать соответствующие инстанции. И надо же было такому случиться, что его старший сын пошел в эти т.н. «деятели»!


00026


Профсоюзная работа была для него не просто общественной нагрузкой, а желанием хотя бы немного изменить этот мир к лучшему. «Живи не мигая, смотри жизни прямо в глаза»- говорил он. Романтик. У нас дома были постоянно соседи и коллеги по работе, приходили за помощью. Но я забежал лет на 30 вперед. Вернемся в 1933 год.


00025

Какие красивые и взрослые лица


00027

На фото: отец на занятиях по подготовке к службе в РККА при заводе №62 (81,ТМЗ), перед призывом.


00028

Призвали в ВВС РККА. Служил мотористом на ТБ-3, неоднократно прыгал с парашютом.
Много рассказывал о службе. В 1935 вернулся на завод, уже №81 им. Молотова.


00029

Отец на стадионе Салют, в перерыве хоккейного матча. 1938 год.


00030

1940 г. канал, вдали восточный мост, справа видны крыши бараков по улице Молотова.


00031

Потом была Война. Эвакуация завода в Омск.


00032

На фото: Омск, тушинский десант. 1941г. https://omskfedorovka2.livejournal.com/7408.html


00033


00034

Почему закрыл фамилию? Таких как он тогда были сотни, тысячи, миллионы. Простых советских людей.



В 1950 вернулся в Тушино, на завод. Женился. В 1951 родился я. Потом был дом на Мало-Набережной.


Отец прекрасно рисовал и играл в шахматы. Во всем дворе был только один соперник-профессор психологии из нашего подъезда.Именно отец открыл для меня палитру этого мира. Я понял в 6 лет, что Черное море не только синее, а голубое небо не везде голубое, что гора Ай-Петри не серая, а разноцветная. Что человек —это не овал с палками, а лицо не точка,точка, запятая. Я знаю, он хотел сделать из меня супермена, поэтому в Алупке с пляжа, в горку, до дома, где мы квартировали,поднимались почти бегом. Кончилось это печально. Отец получил проблемы с сердцем, а я ревмокардит тоже сердца и почти год постельного режима. Над моей кроваткой висел огромный ковер, во всю стену. На нем замысловатые цветы и орнаменты. Где-то на второй месяц моей лежки, я стал видеть в ковре лица и удивительные смысловые картины. С тех пор эта «шиза» всегда со мной, стоит только зайти в метро и посмотреть на мраморную облицовку станций, особенно на Серпуховской. Когда его хоронили пришло очень много заводских.

Обсуждение публикации на форуме
39 комментариев, последний 24 ноября