Машина времени (продолжение)

Keen, 16 ноября 2019 ( редакция: 25 ноября 2019 )

Ведь мы не от хорошей жизни
Так с вами весело живём!
поэт Владимир Поляков

Друзья и наставники

С друзьями мне везло. Сначала школьные, потом институтские, потом по работе. Начнем со школьных. Два года назад я потерял самого близкого. Капитан третьего ранга, подводник, настоящий русский Офицер. Тушинец с 1955 года, переехал с Таганки. Учились в одном классе.

00044

На фото справа. В кают-компании во время перехода из Североморска на Камчатку через Северный полюс. Там мы с ним снова встретились. В неравной схватке с флотской номенклатурой и КГБ вышел победителем. КГБ нет с 1991-го, а он еще более четверти века прожил и был счастлив.


Лирическое отступление.

Нога.

Сергей – подводник, бывший. Впрочем, наверное, бывшими подводники не бывают. И сегодня по ночам он всплывает на Северном полюсе на своей подлодке и видит окровавленную, только что родившую белую медведицу с маленьким шевелящимся комочком у сосцов. Видит бесконечное звездное небо, где - то над Тихим океаном, и помнит, как берег последний глоток воздуха в тонущем корабле. За все страна заплатила несколькими железками орденов, жалкой пенсией и постоянным унижением. А еще гарантировала бесплатно отрезать ногу, руку или даже голову, чтобы не тратить деньги на лечение. Вот с такой проблемой капитан третьего ранга в отставке приехал к Батюшке. На руках уже было направление в подольский госпиталь. Удивительно, но Батюшка как бы ждал его:

- Вовремя, ни раньше, ни позже! - сказал, когда только увидел. Проговорили долго, или мне так показалось, я стоял в стороне и ждал. Смотрю, Сергий хромает обратно.

- Ну, что? - спрашиваю.

- Батюшка не благословил. Сказал, что в Подольск ложиться не надо, все обойдется! - Признаюсь, страшновато было в это поверить: там профессора, а тут восьмидесятилетний сельский священник. А что если гангрена?

Прошло почти двадцать пять лет. Сергий благополучно приобрел массу других болячек, служба в ВМФ не прошла даром, но нога есть. И есть Вера. Сергей умер в военном госпитале Бурденко, онкология. В Тушино живет его вдова, милейший человек, созваниваемся часто.


Второй друг, одноклассник, известный ученый, доктор наук, признанный во всем мире авторитет. Долго работал в США, когда предложили остаться, вернулся в Россию. Коренной тушинец, проживает в Тушино.

Третий тоже одноклассник, в Тушино с 1952 года.Коренной тушинец. По отцовской линии из судетских немцев. Характер нордический. Прекрасно физически подготовлен: коньки, лыжи, бокс. Вредных привычек не имеет. Отличный семьянин. В порочных связях не замечен, кроме одной, с автором этих строк. Окончил МАДИ, работал на 500-м. Уже 8 лет борется с последствиями инсульта. Руки как у Шварценеггера. Был хорошим спортсменом, вместе гоняли на лыжах и коньках, мой спарринг-партнер в боксе.

Не знаю за что, но Господь посылал мне много хороших людей. Многие хотели чем-то помочь, хотя необходимости в этом особой не было. Так, еще в студенческие годы, я познакомился с известным скульптором Владимиром Сергеевичем Лемпортом. Бывал у него в мастерской. Очень нравились его работы. Он все хотел познакомить меня с московским «андеграудом», а мне это было не интересно. И вообще все эти «лианозовские школы» совершенно не занимали. Даже «бульдозерная выставка» и следующая в Измайлово не произвели никакого впечатления, кроме отвращения. Был еще один корифей советского реализма, тоже искренне хотел поспособствовать моему паблисити. Договорились встретиться на выставке, приуроченной к очередному партсъезду, в Манеже. Долго ходили, смотрели, обсуждали. Наконец дошли до одного здорового полотна. И тут меня прорвало. Достало!

Ленин в Горках. Зелень, плохо написанная, вдали по дорожке усадьба, на скамеечке дорогой Владимир Ильич с кошечкой. Я даже знаю эту фотографию, с которой он срисовал. Но синие ботинки Вождя народов меня просто доконали. Простите за жаргон, просто начал ржать. Это продолжалось не долго. Мой покровитель покраснел и сдавленным голосом сказал: - Это моя вещь... Хороший человек, спасибо ему.

1985 год. Была еще попытка моих друзей приобщить меня к государственным структурам. Пригласили оформить ДК и музей КГБ на Лубянке. Кто не знает, рядом с бывшим 40-м гастрономом. Невзрачный вход, как в булочной. Вхожу, мать честная, потолки метров на 12, хрустальные люстры в фойе, мрамор. С улицы ни за что не догадаешься. Два часа водили по закромам. Музей действительно интересный. Особенно запомнились стеллажи с коробками кинопленок. На одной из них была надпись: - «Секретно. Уничтожение Храма Христа Спасителя» и еще насколько коробок «Хроника событий. Венгрия. 1956 год». Сильно болела голова, вышел на улицу, свет ударил в глаза с такой силой, что на мгновение ослеп. Тут -то понял, где только что побывал. Конечно отказался.

Был у меня дружок, тушинец, солист хора мальчиков при Хоровом училище им. Свешникова. Пригласил как-то в Театр на Таганке. Мальчики из хора пели там в спектакле Добрый человек из Сезуана Бертольда Брехта. Кто такой Брехт я еще не знал, мы в восьмом классе такого не проходили, но предложение с радостью принял. Тогда название этого театра было у всех на устах. Как же: Любимов, Высоцкий, Филатов, Хмельницкий Золотухин, Алла Демидова, Савина, Полицеймако, Губенко.

– Ты длинный- сказал он: - Сойдешь за воспитателя. Ладно. Поехали. Служебный вход находился за углом. Подождав минут десять, пока все шестеро хористов соберутся, сильно вдохнув, как перед прыжком в воду, окунулся в этот прекрасный, манящий мир Театра. Вахтерша безразлично кивнула, и мы за кулисами! Боже мой, неужели! Как это было здорово! Шли по длинному подвальному коридору на сцену.

- Смотри, смотри, Владимир Семеныч - шепчет дружок: - Здрасьте! Мимо идет невысокий крепкий мужичок с выдающейся вперед нижней челюстью. Прошел. Я оглянулся. Стоит и смотрит в след.«Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я». Потом был потрясающий спектакль, потом было много потрясающих спектаклей! Таганка стала домом. А вот песни Высоцкого так и не полюбил. Один раз даже чуть не подрался с таксистом, который не хотел выключить в машине магнитофон.

Обсуждение публикации на форуме
39 комментариев, последний 24 ноября