Почеркушки. Опыты самопознания.

Keen, 12 мая 2020

почеркушки.jpg

Что-то тушинская тема поднадоела. Уже написал несколько рассказов. Погожу. Однажды на Афоне я встретил монаха. Мы шли из Свято- Пантелеймонова монастыря в Руссик. Навстречу пожилой монах. Разговорились. Вышел утром в дальний монастырь, увидел в небе попутный спортивный самолёт. Прошел больше половины пути - этот же самолет, летит обратно. Повернул вспять.

Очень важно увидеть и понять почему именно этот человек встретился на твоём жизненном пути.

Наверное, я бы мог опубликовать этот рассказ в рубрике " Деревенские рассказки" по географическому признаку. Но вернее будет в этой новой рубрике. Еще студентом прочитал роман " Самопознание Дзено" Итало Звево. Не то, что бы эта книга произвела сильное впечатление, нет. Просто, я впервые заглянул, благодаря этой книге, в себя как в некую божественную субстанцию. Потом будет " Назову себя Гантенбайн" Макса Фриша, " Шум и ярость" Фолкнера и много других подобных. Скажете- самокопание. Может быть. Скорее самопознание.

Судьбы многих людей, вокруг нас, с этой точки зрения, значат не меньше, а то и больше чем литература. Глядя и общаясь с ними, невольно спрашиваешь себя: - А ты бы смог так? А зачем? Почему он? И много других простых и не очень вопросов, на которые отвечает сама жизнь. Красиво завернул!

Верное чадо.

Он знает английский и французский технический. Красный диплом института иностранных языков. Долго работал в Алжире. Жена педиатр. Сын красавец. Трешка в Москве. За десять лет он на моих глазах стал нищим. «Блаженны нищие духом...»

Назовем его Олег Александрович. Высокий, худой, опрятная эспаньолка, седеет. Глаза умные с грустинкой. Пальцы пианиста. Когда-то модный прикид превратился в чистенькие и хорошо выглаженные обноски. Ни силуэт костюма тройки, ни туфли, уже потерявшие форму, нельзя назвать модными. Кристально белая рубашка и импортный дорогой галстук, повязан идеально, нынче большая редкость. Слегка сутулая фигура. Под стать жена: скромная черная в пол юбка, кофта, видавшая и лучшие времена. Красиво убранные седые волосы. Сын привозит их на машине в наш Храм. Сын живет отдельно, у него семья.

Олег Александрович всегда спокоен, рассудителен. Обычно мы приглашаем их после службы на обед. Это единственный случай, когда жена, сервируя стол, подает ножи для рыбы, мы люди простые, деревенские. Без изысков. За двадцать лет круглогодичной жизни за МКАДом, могу с гордостью назвать себя "деревенщиной". К «москвичам», несмотря на московскую прописку, отношение по большей части негативное. Заходит такой прыщ в Храм в шортах.

Жена ему: - Извините, но в церковь надо приходить в соответствующей одежде!

- Я с Москвы!

- И что?

- Не мешайте веровать!

- А, что без штанов вера крепче?

- Я буду жаловаться!

За столом разговоры о проблемах церкви. Олег Александрович начитан, в курсе всех новостей. Свободно цитирует Библию и святых отцов.

Тридцать лет назад, когда я впервые его увидел он был упакован на все сто. Хорошая должность в торгпредстве, частые зарубежные командировки. Через год ему предложили выбор: либо все по-старому, либо заявление по- собственному. Что произошло, могу судить по обрывочным рассказам самого Олега. Когда человек приходит к Богу, он меняется не только внутренне. Коллеги стали замечать перемены. Не всем это нравилось. Некоторые крутили у виска. Наконец вызвали на ковер. Олег не колебался. Как щеголь и франт превращается в юродивого, зрелище не для слабонервных. Мы много разговаривали. Олег был абсолютно уверен в правильности выбора, тем более, что Батюшка его благословил. Жена тоже была вынуждена уйти из поликлиники, так как они не хотели получать новый паспорт. Не буду вдаваться в богословские доказательства. Поверьте на слово, они очень весомы! Олега пригласил на свое производство один из духовных чад Батюшки. Работа примитивная и плохо оплачиваемая, зато без документов. Двери их столичной квартиры всегда открыты. У них постоянно гости. Христа ради. Ни копейки за ночлег не берут. Так благословил Батюшка. Сдавать нет благословения.

- Олег, - спрашиваю: - но как же вы живете?

- Господь помогает!

Господь помогает вот уже три десятка лет!

Вот уже три десятка лет никто из них не болеет, и, естественно, не обращается к врачам. Да, они живут очень скромно, но видели бы вы их глаза!