Тушино – Камчатка – Тушино

Keen, 28 декабря 2019 ( редакция: 07 февраля 2020 )

Мало солнышка - вот и все объяснение русской истории.

Да долгие ноченьки. Вот объяснение русской психологичности.

Василий Розанов «Опавшие листья»

Я вернулся. Надеюсь грязи на сайте впредь будет меньше.

Вы спросите: - А причем здесь Тушино? Отвечу: - Камчатка- это место встречи, которое изменить нельзя. Именно в Петропавловске – Камчатском я встретил тушинского друга, которого не видел несколько лет. Серега служил в Североморске, а на Камчатку приплыл, вернее пришел, на своей АПЛ 670 под льдами Северного полюса. Именно здесь я познакомился с Володей-вулканологом с улицы Фомичевой и архитектором Андреем со Свободы. И, наконец, мой дом был в Тушино, на Лодочной. Туда я писал письма сыну и жене, и туда вернулся через три года. А пока сядем в Машину времени. Вжик!

В 2015-м меня пригласили оформить День Победы на Камчатку. Как всякий россиянин, считаю этот праздник главным в истории нашей страны. Камчатку хорошо знаю и люблю. Уникальная природа и уникальные люди. Правда, придется оговориться. Все меняется. Сорок лет назад, когда я впервые сюда приехал, люди были лучше. Раньше водители подвозили любого, кто голосует на обочине дороги, тем более на трассе. Сейчас все изменилось. Город изменился. Появились стекляшки торговых центров, даже небоскреб около порта, не очень высокий, не надо забывать о сейсмичности. Помню свое первое землетрясение. Петропавловск-Камчатский, 1979 год, январь. Гостиница Авача, лучшая тогда в городе. Вечер, смотрю телевизор. Передают выступление дорого Леонида Ильича на очередном съезде КПСС. На словах Генсека: - Так держать! Вперед к победе коммунизма! Телевизор, стоящий на тонких ножках, слегка качнулся и пошел прямо на меня! Через долю секунды я понял – землетрясение. Качалась люстра, скрипели шкаф и кресло. Какой- то животный инстинктивный страх сковал тело. Но это продолжалось мгновение. Покачало, перестало. Да, мне тогда было 27! Как давно это было, помню мозжечком!

День Победы -2015 прошел прекрасно, сильный ветер немного потрепал люверсы баннеров, еще бы час и порвал. Но это мелочи. Все были довольны. Губернатор вручил очередную «благодарственную грамоту». Кстати, это единственный губернатор в стране, который ходит без охраны. Водители, узнав, приветствуют гудками. После сидим с министром культуры и директором театра в корейском ресторане, и министр, милая женщина, рассказывает местный анекдот. «Однажды, один художник рисовал панно на здешней автобазе. К вечеру закончил, вымыл кисти и отправился домой. Сидит у телевизора, смотрит программу «Время». Генсеку Л.И.Брежневу вручили четвертую звезду Героя социалистического труда. Елы-палы! А у меня на панно только три! Завтра утром обкомовская комиссия приемки. Поймал такси и примчался. Схватил кисти, удлинил плечо на полметра и нарисовал четвертую звезду. Утром комиссия удивилась оперативности и благополучно все подписала!» - Батюшки! Да это был я! - Пауза.

Давай, машина времени, заводись, поехали!

Камчатка. Это слово прочно вошло в мою жизнь со школьной скамьи. Нет не на уроках географии, а в реальной жизни. Последняя парта в классе называлась «камчаткой». Мне всегда нравилось сидеть именно там. Можно было делать все, что душе угодно: спать, читать постороннюю литературу, рисовать, списывать, наконец, просто ничего не делать.

А в жизни было так. Позвонили друзья из Министерства культуры СССР с предложением поехать в Камчатский областной драматический театр по контракту на 3 года, художником-постановщиком. Я, не раздумывая, согласился. За плечами уже были театры Москвы и даже Армавирский театр драмы и комедии.


Лирическое отступление.

Мышеловка.

Все началось так же, со звонка.

- Алло, здравствуйте, это главный режиссер звонит, я из Армавира. Мне рекомендовали к вам обратиться. Хотите поехать к нам главным художником?

Октябрь. В Москве слякоть. В Армавире 26 градусов тепла, солнце! Театр- отстой. Даже сценический круг не механизированный, четыре мужика упираются ломами и крутят декорации. Такого я еще не видел. До революции кафе шантан с девочками. Живописного цеха нет. Пришлось самому расписывать собственные декорации. В спортзале ближайшей школы, ночью, расстелил задник 8Х20, намешал краски в ведрах, взял «дилижанс», так называется в театре широкая кисть, больше похожая на половую щетку, и к утру закончил. Потом была премьера «Превышение власти», драматург В. Черных. Актуальная пьеса. Публика приняла хорошо. На поклоны не пошел, не люблю. На другой день главреж предложил ставить пьесу по книге Л.И.Брежнева «Малая земля». Те, кто не жили в то время, не поймут какой это был шанс. Это пахло либо Ленинской премией, либо Гос., либо премией ЦК ВЛКСМ как минимум. Пьеса называлась «Зарево над волнами» по книге Генсека. Автор сам главреж. Пьесу взял и поехал в командировку от театра в Новороссийск. Елы-палы! Это была лучшая командировка в моей жизни. Купался в море, загорал, встречался с участниками знаменитого десанта Цезаря Куникова, познакомился с известным скульптором –монументалистом Владимиром Цигалем, он тогда работал над мемориалом высадки морской пехоты. Вернулся загорелый, счастливый. Начались «муки творчества». Сцен в пьесе около двадцати. Первая сразу поставила в тупик. Режиссер хотел натуральности. Послушайте, какая натуральность на сцене без современной машинерии? Спектакль начинается картиной: на пирсе среди бушующих волн стоят два офицера. Один смотрит на горизонт, потом на часы и говорит: - Полковник Брежнев как всегда точен! К пирсу причаливает катер.

Тошниловка! Я этих фанерных волн еще во МХАТе насмотрелся! Спорили, спорили. Плюнул и написал заявление «по- собственному». Гори она огнем, Ленинская премия! Любопытно, что меня пришли провожать человек «надцать» молодых актеров и актрис. До вокзала метров 300, несли на руках и пели! Пели шлягер ВИА «Лейся песня» «Прощай»! В три часа ночи!

https://www.youtube.com/watch?v=RUKmaULIv5k Такое не забывается!

Самое смешное, Главный эту пьесу все-таки поставил, через три года, но она уже не котировалась.

Домодедово. 9 часов полета. Камчатка! Пограничный контроль.

000001 (2)

Тихий океан! Вулканы! Очень любил тогда, да и сейчас обожаю китайскую живопись 4-11 веков. Особенно художника Го Си. Мои представления о Камчатке были сродни его живописи. Действительность оказалась в миллион раз ярче! На фото: вид на Авачинскую бухту с Мишенной сопки. Вдали Тихий океан. Петропавловск–Камчатский. Фото из инета.

000001 (3)


На нижнем снимке: город ночью от горы «Верблюд» у подножия вулкана Авача. Фото из инета.

000001 (4)


На фото: вид на вулкан Корякский, слева Ааг и Арик, справа видна подошва Авачи. Фото из инета.

000001 (5)


Потом будет работа в театре, походы в том числе и зимние, в тайгу, на океан, сплавы на байдарках и надувных плотах, костры КСП и многое другое. Потом прилетит жена с сыном, театральная трешка, камчатское телевидение, очереди за дефицитом, а там все дефицит. Появятся новые друзья среди архитекторов и вулканологов.

Сначала работа в театре была интересной. Удачные спектакли, широкая известность в узких кругах, моя фамилия на заборах третья после Шекспира или Мольера. Поселили вместе с приглашенным известным режиссером Владимиром Михайловичем/ фамилию опускаю/ в обкомовской гостинице. Что делать вечерами зимой в незнакомом городе? Ответ очевиден. Обсуждали все, начиная от искусства, кончая правительством. Утром сильно болела голова. Мы надевали свежие крахмальные рубашки, галстуки и шли в ресторан Авача. Надо отдать должное опыту моего соседа, в театр приходили, если не было ветра, бодрые и в деловом настроении. Он на репетицию, я в цеха. Ставили «Мы, нижеподписавшиеся» Гельмана, революционная по тем временам пьеса. Придумали самоуничтожающиеся декорации. Представьте: в конце спектакля все на сцене рушится, и в этом хаосе вещает только телевизор с речью Л.И. Брежнева на очередном съезде КПСС: -Догогие товарищи!.... Этот голос звучал рефреном во время спектакля и будет звучать на аплодисментах, пока не закончатся поклоны. Тогда в 1979, казалось что СССР и Брежнев будут вечно. Так и было на генеральном прогоне перед обкомовской комиссией. Запретили. Пришлось вносить изменения. Все равно был аншлаг и успех. 1980 я получил за него премию комсомола.

Потом мне дали театральную «трешку», приехала жена с сыном. Когда она увидела грязные дома и неустроенность, расплакалась. А мне город нравился. Он многоярусный. Дома на сопках расположены друг над другом. Едешь на автобусе и видишь картинку, как нижняя пятиэтажка быстрее перемещается в пространстве нежели две верхних. Мы жили в районе «живые и мертвые», через дорогу кладбище.

Обсуждение публикации на форуме
4 комментария, последний 07 февраля