Тушино – Камчатка – Тушино

Keen, 28 декабря 2019 ( редакция: 07 февраля 2020 )


Камчадалы

Есть камчатцы, а есть камчадалы. Первые это те, кто «понаехали». Камчадалы — это аборигены: коряки, ительмены, айны.

000001 (21)

Правда, айны в основном на Сахалине. Так вот аборигены живут в резервациях, сколько бы не говорили о равноправии. Отдельные особи попадаются в Петропавловске, но это для проформы. Первый зам. губернатора – корячка. Еще в городе есть знаменитый на Дальнем востоке фолкансамбль «Мэнго». Камчадалов притесняют страшно. Школы старые, учителя слабые, то же медицина. Авиабилет в Усть - Хайрюзово стоит столько же сколько до Москвы и дороже!

00002

Инспекторы рыбнадзора совместно с полицией отбирают красную икру у населения. Охота строго регламентирована. Куда крестьянину податься? Некоторые представители пытаются объяснить властям, что они коренное население, а гости вы – русские. Безрезультатно.

Может быть законы и правильные, но народ вымирает! Спивается, мрет от болезней. Среди камчадалов не мало талантливых художников, писателей, поэтов, прикладников. Их творчество пропагандируется, а про народ забыли.

Корякская сказка.

Жена Сохолыхана

Хорошая была у Сохолылана жена.

Всегда в яранге было чисто, и всегда у жены был запас дров и льда.

Задумал Сохолылан жениться на второй жене. Узнала об этом жена, пошла в тундру и сказала всем живущим там:

- Слушайте, что сделал со мной Сохолылан! Сохолылан женится. Разве я не хорошая? Разве я не хозяйка? Кто умеет так мять шкуры, как я? Кто умеет так красиво вышивать? Я знаю, у него много помощников, и все они сейчас слушают меня. Я хочу наказать Сохолылана. Он меня никогда больше не увидит и не услышит.

И стала она заклинать землю, траву, червей, букашек, злых духов и птиц. Крикнула она небу:

- Ноги, руки и туловище мое возьми, созвездие Рультепкен! Внутренности мои возьми, созвездие Янут-ляут! - и тут она увидела маленькую серую птичку. - Ах, что я наделала! Я забыла про эту птичку!

- Ага, - сказала птичка, - я все слышала и расскажу Сохолылану!

Тут жена Сохолылана рассыпалась и полетела к созвездиям.

Ищет Сохолылан жену свою с ранней зари до поздней ночи. Уходит он все дальше и дальше в тундру. Искал-искал Сохолылан, упал на землю, заплакал и спросил землю:

- Земля, ты не видишь, где она? Но земля молчала.

Стал он спрашивать всех своих помощников, они молчат. Лежит Сохолылан и плачет.

Прилетела маленькая серенькая птичка.

- Ай-ай, Сохолылан, ты плачешь? - И рассказала, что она видела и слышала.

Сделал Сохолылан из моржового клыка красивую байдару с большим и острым крючком сзади.

Сел Сохолылан в байдару, и полетел на небо искать жену, и стал собирать ее крюком байдары со звезд. Собрал и сложил Сохолылан жену. И не стал жениться на другой. Зажили они опять дружно.

Мильково

Это был второй месяц пребывания «моих», жены и сына, на Камчатке. Владилена Леонидовна «зафрахтовала» черную обкомовскую волгу. Мы едем в Мильково, триста километров в глубинку полуострова. У жены глаза просто вылезают из орбит. Природа неподражаема. Горный Алтай – английский регулярный парк по сравнению с Камчаткой. Недалеко от города встретили мишку. Маленький медвежонок вышел на дорогу, ковыряется у обочины. –Смотрите мишка! – кричит сын. Остановились. Вышли. Любуемся. До мишки метров десять. Обаяшка! Вдруг Владилена не своим голосом: - А ведь где-то рядом мамаша! Из кустов послышалось глухое ворчание. Всех как ветром сдуло.

Следующая остановка Пущинские ключи. Это сейчас, с появлением асфальта, горячие радоновые ключи стали местом для уик-энда. Тогда в 1980-м купались в природных ваннах, в лучшем случае, забранных деревянными щитами. Находиться в целебной воде более 10-ти минут не безопасно для сердца. Вылезешь, отдохнешь, напьёшься нарзана из ключа неподалеку. Погуляешь в плавках и резиновых сапогах по леднику. Мы с сыном даже залезали в глубокую ледовую пещеру. А вокруг первозданная тайга. На горизонте видны голубые пики, пронзающие небо, это Ганальские востряки. Целый день спа-процедур. Вечером были уже в Мильково. Гостиница. Утром пришел первый секретарь райкома партии с гостинцами. Естественно, ему доложили, что приехали люди на машине с обкомовскими номерами. Гостинцы по-камчатски стандартные: коньяк, лимон, туесок красной икры. Жизнь удалась! Владилена познакомила с Михаилом Угриным, человеком – легендой. https://kamchatinfo.com/news/society/detail/14787/

00003 (1)

Одна из последних фотографий.

В 2016 его не стало. А тогда, молодой сильный мужчина в огромной рыжей бороде, один тесал толстенные бревна и строил этнический музей в Мильково. Таких гигантов на Камчатке начала восьмидесятых было много. Люди были другие.

Когда я зимой сломал ребра в тайге, меня несли на руках до трассы 7 км, потом абсолютно незнакомый шофер вез в кабине грузовика до Петропавловской больницы, хотя ему было не по пути.

Или на вулкане Авача, когда промок до нитки, мне отдали шерстяной спортивный костюм «олимпийку» с надписью: «СССР». Кто не знает, предмет зависти у профессиональных спортсменов. А вулканологи, люди, главным образом столичные. У них, на девятом километре, постоянно были посиделки, где обсуждались главные новости как научные, так и культурные. Почти у каждого были за плечами экстремальные походы на действующие вулканы, некоторые не возвращались. Как-то подарили мне «бомбочку», кусок лавы, которую выбрасывает вулкан во время извержения, килограмма на три. Убить может. Убивало! Жаль, когда улетал в Москву, пришлось оставить, надо было выбирать: или икра или булыжник.

Обсуждение публикации на форуме
4 комментария, последний 07 февраля