Тушинские семечки 10

Keen, 22 мая 2020

Семечка №22

Почти каждый выходной мы с другом отправлялись в велотур. Маршрутов было два. Первый: по Свободе и по Куркинскому шоссе. Второй: Свобода, МКАД до Волоколамки, Волоколамка, Свобода. Кольцевую только построили, машин было мало. Мы знали, что милиция может оштрафовать, но ни разу не попались. Бетонных ограждений, разделяющих противоположные потоки, да и самих потоков не было. Дорога была классная. Такого покрытия не было нигде в Тушино. Конкуренцию составлял разве велотрек в Трудовых резервах, но это другое.

Единственное, что раздражало на кольцевой - зубристая поверхность по краям дороги. Говорили, что эта гребенка якобы должна разбудить заснувшего водителя. Не знаю, а вот восьмерку на спортивном, особенно на скорости получить легко. Это ноу- хау быстро убрали. Когда в конце Свободы поставили милицейский пост, пришлось выезжать на кольцо через Алешкинский лес. Мы долго искали велосипедную тропу и нашли. Зато теперь можно было насладиться природой. Едем по Алешкинской тропе, слева грибник. Я проскочил, а грибник кричит другу: - Сколько времени?

- Не знаю, нет часов!

Грибник: - А у девушки?

Это был не единственный случай, всему виной кудри.

Был еще маршрут покороче. Надо было доехать до Братцева. Там вырулить на кольцо, а дальше по Волоколамке на Свободу. Интересно, что в этом месте МКАДа, где мы пересекали кольцевую, за дорогой находился клуб фабрики "Победа". Какой из многочисленных "побед", использующих труд инвалидов, не знаю. Мы частенько туда бегали на танцы. В то время он был очень популярен. Там играл знаменитый тогда в Тушино ансамбль "Антеи". ВИА, вокально-инструментальный ансамбль. Репертуар разнообразный. От комсомольских и эстрадных песен до Роллинг Стоунз и Битлов. Еще они играли в ДК Салют. Твист уже отмирал, на смену пришел шейк. Облавы комсомольских патрулей на длинноволосых и широкие клеши закончились. Мы вздохнули свободней. Относительно. Клуб "Победы" был маленьким и убогим сооружением. В зал 12Х15 метров набивалось по две сотни и больше. Было жарко! На улице мороз под 30. В зале тоже только со знаком плюс. Много пьяных. Дружинники боялись туда ходить. Были драки.

Обычное: - Пойдем выйдем! Как правило заканчивалось большой кровью. Деревенские ходили с ножами, городских не любили. Да и было за что. Кроме модного прикида, городской гонор зашкаливал.

Летом мои белые кроссовки "botas" производили на местных девушек потрясающее впечатление!

ПЛАКАТ

Когда знакомились, представлялся Климом. Откуда это имя не помню. Никаких ассоциаций с Ворошиловым или Самгиным. Что-то было в этом имени сермяжного, русского. И девушки на фоне «сереж, саш, вов» и даже Эдуардов, это чувствовали. Когда в их глазах загорался огонек, я понимал - это десятка! А когда с завыванием читал свои стихи...

Второй маршрут был невероятно красив. Куркинское шоссе — это отличный асфальт и холмы. Мне на «Спутнике» было легко, а другу на «Харькове» ох как трудно! Он отставал. Приходилось подолгу ждать его на вершинах и, отдышавшись, мы устремлялись вниз. Особенно любил один затяжной спуск километра на два. Ноги отдыхали. Благодаря своему «Харькову», друг так накачался, что стал мастером по плаванию и закончил институт физкультуры и спорта с красным дипломом. Немного портили пейзаж многочисленные дачные заборы, сплошной стеной тянущееся вдоль дороги. Поговаривали, что это сталинские дачи. Не знаю, не проверял. Что-то много дач у товарища Сталина?

Еще в Куркино великолепный Храм Владимирской иконы БМ. Часто писал его на этюдах. Именно сюда пешком из Тушина, мы, десятиклассники приходили на Пасху. Подумаешь 7 километров. В отличии от Москвы здесь не было толпы и конной милиции. С тех пор, как меня в пасхальную ночь у Всехсвятского Храма на Соколе укусила милицейская лошадь, я ищу Бога вдали от столиц. Набиралась большая компания, человек 10-12. Шли от Планерной. Конечно, это больше была тусовка, чем паломничество. Но всё же мы шли в Храм, а не в пивнушку. Мало что понимая, стояли на службе. Великолепный хор. Треск свечей, кадильный дым, красивые голоса священника и дьякона. Очень завораживало. Это был музей с живыми куклами-человеками. Тоже самое испытывал, когда с 12 лет начал ездить в Лавру. Машина времени! Любил, поклонившись преподобному Сергию, часами сидеть в притворе и смотреть. Вот монах, седая борода, скуфья. Вот старик как из гравюр 19 века, а может древнее, странник: сбитые кирзовые сапоги, непонятного цвета одежда, застиранная и заношенная. На спине котомка. Вот такая же старуха. Иногда казалось, что попал в Древнюю Русь. В самом деле, что изменилось в большинстве русских изб в деревнях. Как была печь, так и осталась. Рукомойники, уборные на улице. Электричество пришло, лампочка Ильича? Я знаю места, где и сегодня э/энергия ограниченное количество часов в сутки. Про газ даже не говорю. Отвлекся.

Именно в этом Храме в апреле 1970 –го года, стоя на службе, я узнал о смерти Патриарха Алексия Первого. Сначала по молящимся прокатился шепоток, а потом священник с амвона возгласил. Народ плакал.

После крестного хода возвращались в Тушино, естественно, пешком. Транспорт уже не ходил. Провожали девчонок и по домам. Родители, конечно, переживали, но никогда не возражали. Тогда начал серьёзно писать стихи.

Слава Богу эта юношеская болезнь продолжалась недолго.

Семечка №23

Кувшинки для невесты

С другом, а потом с женой часто ездили в Архангельское. Знаю там каждый кустик. На вершине красивейшего, поросшего соснами, холма, у старого русла реки Москвы, стоит великолепнейшая церковь Архангела Михаила. Много раз писал. За церковью глухой зеленый забор. Это бывшая дача Хрущева, где он провел последние годы. Потом она перешла к Косыгину. Однажды, когда мы ещё женихались, полез для возлюбленной за кувшинками. Зашел по пояс. Вдруг камыши раздвинулись и появился мужик в костюме, при галстуке, но в болотных сапогах.

-Эй, парень, погоди минуту! У меня челюсть отвалилась.

Поймав мой взгляд, мужик сказал: -Сейчас байдарки проплывут и полезешь дальше.

Я посмотрел на реку. Приближались две байдарки. В одной сидел мужик в костюме и галстуке, в другой в легкой тенниске Алексей Косыгин. Всех членов Политбюро я знал в лицо, как и любой советский человек. Кувшинки невесте очень понравились. Много лет спустя одним из друзей семьи станет кагебешник из этих дач. Человек глубоко верующий и очень порядочный. Вот он и расскажет о жизни вождей за забором. Жлобы они порядочные! Бросали с барского стола собакам и людям. Собакам лучшее!

А в Архангельском от этого хуже не было. Добираться приходилось с превеликим трудом. Пешком с Малой Набережной до платформы Тушинская, потом триста каким-то автобусом, вечно набитом дачниками. Мой этюдник был притчей во языцех, пассажиры недовольно ворчали. Однажды вез обратно свежий этюд маслом, написанный очень пастозно. Прикрыл листом картона. Но в толкучке картон съехал. Вот было смеху, когда на конечной у платформы на спине у мужика увидел зеркальную копию своей картины. Пришлось потом все прописывать заново. Картину!

Раньше на берегу старицы в Архангельском был интернат для психически больных, потом спортивная база, кажется «Спартака».

Стоим с другом, пишем маслом. Вдруг сзади: -Кукареку! Кукареку!

Оглядываемся. Псих на велосипеде без звонка.

Но самое главное в Архангельском это роспись в театре Гонзаги. Уровень мировой. Не раз пытались через министерство возродить этот театр.

https://arhangelskoe.su/the_museum/gonzagi/

Когда срубили липовые аллеи, ездить в Архангельское перестал.

Цитата: "Если бы отец мой и дед встали из гробов и посмотрели на все происшествие, как их Ермолай, битый, малограмотный Ермолай, который зимой босиком бегал, как этот самый Ермолай купил имение, прекрасней которого ничего нет на свете. Я купил имение, где дед и отец были рабами, где их не пускали даже в кухню... Эй, музыканты, играйте, я желаю вас слушать! Приходите все смотреть, как Ермолай Лопахин хватит топором по вишневому саду, как упадут на землю деревья! Настроим мы дач, и наши внуки и правнуки увидят тут новую жизнь... Музыка, играй!"

Эти слова говорит Ермолай Лопахин в пьесе Чехова «Вишневый сад».

К сожалению, Архангельское доживает последние годы. Скоро это будет элитный закрытый коттеджный анклав. Впрочем, уже.

Обсуждение публикации на форуме
8 комментариев, последний 02 мая