Тушинские семечки. 45

Keen, 13 февраля 2021

https://www.youtube.com/watch?v=mtor8DrIoEs

Вместо эпиграфа.

Все получилось как- то спонтанно. Сначала я врезал в глаз Мишке за то, что обижал моего брата. Потом его мать пришла жаловаться моим родителям и притащила Мишку с огромным фингалом. Не помню, чем закончилась разборка. Кажется, ничем. А через неделю меня с отцом пригласили в детскую комнату 129-го отделения милиции, что на Мещерякова. Милая лейтенантша предложила отправить на лето в спортивный трудовой лагерь под Москвой. Не знаю почему, но отец согласился. Видимо ее доводы и мрачные перспективы, которые, явно сгущая краски, нарисовала эта юная стройная девушка в погонах, напугали родителя.
-Поезжай, посмотри почем фунт лиха,-неуверенно сказал отец, а мама добавила:

- Если, что пиши, приедем и заберем.
Рано утром 10 июня 1967 года от отделения милиции, что на Мещерякова тронулись два «Икаруса». Впереди ехал желтушный «москвич -412» с мигалкой.
Провожающих было трое: мои бледные родители и не менее бледная девушка одного из воспитателей.
-Хорошо едем, с ветерком,- пробасил здоровый прыщавый детина на соседнем кресле.
-Ага! И без конвоя,- вторил ему маленький шкет с мышиной мордочкой.
-Заткнись, малой! Сявка, знай свое место! Видишь старшие разговаривают! Эй, как тебя? - он посмотрел на меня:

- Как твое погоняло?
-Бруни,- тихо сказал я:-Серхио Бруни.
-Иностранец, что ль? Непохож.
-Нет, такая кликуха в школе.
-А! Заметано! А я -Дадон!
-Как царь?
-Какой еще царь?
-Он у нас- чемпион по борьбе! -вставил мышиный шкет.
-Я тоже чемпион!
-Заливай! Хорош гнать!
-Ну да, чемпион улицы Свободы по единоборствам!
-Самбо? - недоверчиво хмыкнул шкет.
-Нет, по стоклеточным шашкам.
-Во загнул! Чемпион по шашкам! По стоклеточным! А-а-а! Таких не бывает!

Весь автобус покатился от смеха.
Так мы познакомились.
Через полтора часа нас, трудных подростков, привезли на Пахру, в замечательный березовый лесок, в трех километрах от Колычёво. Там уже стояли большие армейские палатки и даже была полевая кухня и длинный дощатый стол под брезентовым навесом.
-Жральня! - сказал худющий рыжий парень по прозвищу Портянка.
-А где ср-ня? - тут же хихикнул маленький черноволосый карапуз.
Квадратный мужик, как мы потом узнали, наш воспитатель Алексей, сделал широкий жест:

-А везде!
Такие перспективы воодушевляли, аж дух захватило.
Два отряда- две палатки с общими нарами ( "вертолетами" б. жаргон) для мальчиков. Я попал в первый "от двух до пяти лет". Нас было 14 человек. Второй отряд, это была мелюзга с одним или двумя приводами в милицию.
Третья палатка для девочек. Дюжина блатных девиц от десяти до четырнадцати лет. Конечно, все они были из неблагополучных семей. У всех были клички. Запомнилась яркая блондинка Белка и ее подруга Стрелка. Видимо, в честь собачек, побывавших в космосе. Еще была палатка для воспитателей и хоз. палатка. На вторую ночь последнюю ограбили. Все сладкое бесследно исчезло.
-Ладно, будете лапу сосать вместо конфет и сгущенки!

Тихо, но весьма весомо сказал Саша, воспитатель, мастер спорта по тяжелой атлетике, поигрывая бицепсами, когда все выстроились на утреннюю линейку. Переклички не было, но мы видели, как воспитатели пересчитали народ по головам. Все на месте. Нас не охраняли, сбежать можно было в любое время. Но никто даже не думал свинтить. Не раз слышал разговоры моих соседей по нарам о том, что надо бы подломить на гоп- стоп сельмаг в деревне. Ощущение полной свободы - надежней любых заборов и колючей проволоки. Воспитатели, молодые спортивные ребята из тушинских заводов. Комсомольцы. Не думаю, что они очень хотели провести лето со шпаной, но партия сказала:- Надо!
Дыру в хоз. палатке, через которую злоумышленник вынес три ящика сгущенки, зашили суровыми нитками. Расследования не было.
-У себя воруете! -резюмировал физрук.
Вора быстро раскололи сами. Им оказался совсем юный мальчуган, лет 10-ти.
-Таких хомяков надо давить в колыбели! Крысятник!- презрительно резюмировал Батон, пухлый добрый малый, мой сосед по "вертолёту" слева, большой любитель раннего Глюка, а также живописи эпохи Кватроченто. Так казалось, глядя на взъерошенную шапку мелких черных кудряшек и смуглый мордоворот.
Сгущёнка вернулась на место, а фингал под глазом еще долго украшал личико плутишки.
И все -таки с лагерниками сходился медленно. Выручили опять мои россказни перед сном. На фоне скабрёзных и несмешных анекдотов, былин о "подвигах" и блатных историй, мои были скорее на любителя. Но братва слушала, видимо, это было в новинку. Таким образом установилось некое подобие сегодняшней толерантности. Особой популярностью пользовались юмористические рассказы о художниках. Забавный народец! С собой взял два замечательных альбома издательства DELPHIN, на английском. Надо отдать должное, несмотря на то, что они были почти карманного формата, чуть меньше А-4, полиграфическое исполнение вызывало восторг. Это были Босх и Брейгель. Сначала просто смотрели картинки, потом пытался комментировать. Наконец, это стало уже обычным явлением, когда просили посмотреть и часами листали страницы. Книжки уже через две недели превратились в макулатуру. Жаль, по 15 р. за штуку. Окупились. Хоть не били. Воспитатели тоже интересовались. Ладить надо было со всеми. Иначе. Как бывало иначе лучше не вспоминать. С теми, кто был "не в жилу" или " борзел" -разговор короткий. Одеяло, а лучше два на голову, и "темная". Это называлось "бить в бубен". Раза три был свидетелем. Помешать невозможно, иначе перышко под ребро. А с заточенными как игла надфилями ходили все. Однажды чуть сам не попал на перо. Неожиданный захват сзади за горло (взять на прихват), и леденящий ужас в районе правой почки. Выручил длинный язык (помело или метла). В таких ситуациях надо четко и ясно произнести какую -нибудь абракадабру или вопрос с необычным словом.
-Чего?! - или -Чё сказал -то?!

Если переспросят интеллигентно сзади, начинается диалог. Тут уже есть варианты: либо бить, либо бежать, либо, если крепко держат трое, базарить, по возможности не переставая, минуты две. Никак не меньше. С обкуренными последний вариант не работает. Через некоторое время, когда вы уже, если не друзья, то хотя бы добрые знакомые, случайно встретившиеся в темном месте, для выяснения насущных вопросов миропорядка, вас спросят:
- А чё это ты вякал тогда?
Знайте, это - подвох. Уязвленное самолюбие дебила посылает последний слабый сигнал в левое полушарие:

- В чем дело? Чего медлишь?!
Будьте начеку! Лучше не повторять. Все начнется сначала! Пошутите, удивитесь, рассмейтесь, если сможете улыбнуться онемевшими лицевыми мышцами.
В тот раз обошлось. Мои оппоненты брали на понт. Обычная история среди приматов
Когда узнали, что я закончил «художку» зауважали.
-Фармазонить не пробовал?
-А что это такое?
-Ну, деньги подделывать!
-Шутишь? Нарисовал как-то червонец акварелью, но это так, для себя.
-А печати потянешь?
-Наверное, смог бы.
-Слушай, давай на осень стрелку забьем.
Благими пожеланиями...
В письмах домой писал, что все хорошо. Среди пацанов был один отморозок, пытался стать "старшаком", захватить власть в лагере. Именно ему я годом раньше вмазал во дворе Капитанки, доме сегодняшней префектуры. Но поскольку, он тогда был под кайфом, лица моего не запомнил, иначе у меня были бы " напряги". Так случилось, что мы в тот памятный день вдвоем тянули лямку на кухне. В наши обязанности входило почистить картошку, накрыть стол и вымыть посуду. Этому юному недостаточно интеллигентному молодому человеку очень понравился мой свитер.
-Махнемся не глядя! -предложил он, поигрывая столовым ножичком.

Не то чтобы он был амбалом. Даже хилее меня. Но жилистый! Зараза! И самое страшное -без башки. Были такие сумасшедшие, которые даже в самой безобидной ссоре могли засветить арматурой или кирпичом. При этом глаз у них становился стеклянным, и иногда текли слюни. С такими старались не связываться. В лагере их называли "бивнями" то есть придурками.
-Ну так что? Махнемся на месячишко, я тебе свой отдам,
Спорить бессмысленно.
-Ништяк, полный ажур! -сказал он, натягивая мой модный югославский свитер на крепкое голое тело.
Жлобов эти ребятки не любили.
Так у меня появился поношенный, но теплый шерстяной, а у моего нового другана и покровителя Пашки, мой красивый, как мама говорила- цвета морской волны, чистая синтетика.
Пашка стал первым парнем на танцах. Вечерами под портативный магнитофончик "Мрия» (длина ленты в бобине всего 100 метров), устраивали на полянке перед костром танцульки. Пашка в моем свитере был неотразим. На меня положила глаз Белка. Но я ее боялся как огня и танцевал с маленькой и рыженькой, имя не помню. Через три дня ее нашли в двадцати метрах, в кустах и без головы. Шучу!

Потом в Тушино с Белкой встретился разок у ресторана рядом с рынком. Краля в компании пижонистых мужичков. Я бежал в областную библиотеку, что в соседнем доме.
-Привет, Айвазовский!- крикнула она и затянулась сигаретой с ментолом. Мужики ощупали меня глазами и отвернулись. Метров через двадцать оглянулся. Три здоровых лба запихивали Белку в такси.
Надо сказать, что всем: и мальчишкам, и девчонкам, и воспитателям выдали отличные теплые тельняшки. И разумно поступили, так как в листве очень легко эту тельняшку обнаружить. Кто-то из воспитателей пошутил, что полоски как у заключенных только мелкие, это потому, что мы еще "дети".
Утро начиналось с зарядки. Атлетически сложенный физрук увлеченно показывал упражнения, народ старался. Завтрак на пленэре, спортивные секции, гири, штанга, турник, футбол, волейбол. После обеда, если хорошая погода, купание в Пахре. Потом недолгий отдых по желанию. Братва резалась в карты. Научился играть в буру. Но быстро разонравилось проигрывать деньги, которые родители дали на карманные расходы. Отыграл все в шашки, да с прибытком. После ужина до отбоя песни, в основном блатные, у костра под гитару.
-Таганка — все ночи полные огня
Таганка, зачем сгубила ты меня?
Таганка, я твой навеки арестант
Погибли сила и талант...
Воспитатели тоже пели. Впервые услышал Окуджаву, Галича, Клячкина. Было здорово. Не думал, что через какое-то время окажусь за рюмкой чая с одним из них.

Три удара тыльной стороной топора о кусок рельса означал отбой. В палатке ребята еще часок другой прежде чем закемарить рассказывали о своих подвигах. Каких только историй не услышал. Иногда даже сердце заходилось от жалости. Поражало, что за блатной бравадой скрывалось горе, большое горе и у каждого свое. Один рассказ показался знакомым. Слышал о ограблении продмага на Лодочной. Разбили окно и вытащили продукты и мелочевку. Жуликов не нашли. Так вот "баклан" увлеченно рассказывал, как дело было и где спрятал трофеи. Стукачей среди нас не было, кажется. А парнишу через полгода повязали.
Однажды всю толпу повели в ближайший колхоз помочь с прополкой сорняков. Думаю, деревенские очень об этом пожалели. Подвиг Стаханова мы не повторили, а вот нескольких кур и одного гуся сельчане не досчитались. Воспитатели еще долго пытали «где»? Но народ молчал. Изредка ветерок доносил до лагеря аромат жаркого. Алексей поводил носом, махал рукой:
-А хрен с вами, это ваш выбор!
Парень он был хороший, сильный и добрый. Он прекрасно понимал, что за три месяца этих оболтусов перевоспитать невозможно, но старался. Именно его стараниями к нам зазвали самого Льва Яшина. Лично на меня эта встреча большого впечатления не произвела. Льву Ивановичу, а его спортивная карьера тогда уже перевалила пик славы, задавали неинтересные вопросы, и он так же не интересно на них отвечал. То же было и со знаменитым боксером Валерием Попенченко. Конечно, они были кумирами миллионов, но явно чужими в нашем лагере юных бандитов.
-А татуировку смогёшь сварганить?
-Нарисовать могу, а колет пусть другой.
-Заметано!
На следующий день мне принесли химический карандаш (шариковые ручки в СССР появятся года через три-четыре).
-Розочку, вокруг лента и надпись: " не забуду никогда".
-И мне, только с голубкой.
С тех пор перестал дежурить по кухне.
Все как- то быстро наскучило. Хотелось творчества. Видел раньше в польском юмористическом журнале «Шпильки» карикатуру. На берегу моря стоял матрос в шортах. У него на животе была замечательная татуировка. Грудастая голая тетка, подбоченясь, пышным торсом уходила под шорты, а внизу из-под штанин торчали только ее босые ноги. Когда очередной заказчик пришел со сгущенкой, предложил ему сделать бесплатно, во имя искусства, так сказать.
-Красиво, конечно, но на пузе колоть нельзя, -промямлил Гвоздь.
-Да, кто тебе сказал, вон у Кривого целый паровоз нарисован, он на Железке живет!- парировал один из зрителей.
-Ну, художник, малюй.
Рисовал полдня, получилось. Клиент лежал смирно, не дергался даже от щекотки. Экзекуцию наколки не видел.
Через неделю нам устроили импровизированную баню по-походному. Эта татуировка имела оглушительный успех. Потом «почитателям прекрасного» обоего пола она демонстрировалась уже приватно, в ближайших кустах. Это была известность! Нежный листок лаврового венка славы слегка прикоснулся к моим кудрям и, подхваченный порывом восторженных аплодисментов, вспорхнул ввысь, и улетел в неизвестном направлении.

Потом был КВН. Что это такое ни воспитатели, ни тем более шпана, не представляли и путали, скорее всего, с викториной.
Мы с Алексеем, сидя на кухне за компотом, целых два дня трудились над вопросами.
Придумали двадцать один.
-Очко! -сказал Алексей и пошел отсыпаться.
Три команды. Наша – «Таганка», малышня – «Отмычка» и команда "девочек" – «Софи Лорен».
-Вы хоть знаете, что за слово «Таганка»? - спросила нас, охламонов, Татьяна, воспитатель у девочек, филолог по образованию.
-С еврейского "тахана"- остановка, стоянка, станция. Так до революции сначала в народе, а потом и официально стали называть пересыльную тюрьму в Москве, перед отправкой осужденных в Сибирь.
Мы были поражены! И тут они!
Капитаном "Таганки" выбрали меня. Вечером у костра состязание состоялось. Мы, как ни странно, выиграли. Награждали утром на построении. Всем подарили игрушки. Мне досталась большая длинношерстная мягкая и уютная обезьяна.
Она прожила в нашем доме на Лодочной лет десять, мой трехлетний сын ещё застал ее преклонный возраст.


-Наших бьют!!!

Этот вопль заставил всех рвануть через рощу к Пахре. Там десяток деревенских молотил трех наших. Думаю, это было очень киношно, если снимать телевиком с противоположного берега. Из березняка лавиной, как конница Чапаева, вылетают два десятка крепких красавцев с березовыми кольями, заготовленными заранее на подобный случай.
-Нас мало, но мы в тельняшках! Ура-а!
Этот призыв из советской киноклассики прозвучал как нельзя к месту в нашем сценарии.
Вообще, за все время пребывания в этом лагере меня не покидало ощущение нереальности происходящего. Как будто смотрю кино, и могу в любой момент выйти из зала. Но, то ли опасение, что придется пробираться в темноте при всполохах экрана по ногам зрителей, то ли ощущение безвозвратной потери от того, что не досмотрю фильм и никогда не узнаю чем закончился сюжет, сдерживали порывы и заставляли остаться.
Деревенские дунули в речку. Всё остальное действо напоминало игру в городки. Некоторые особенно успешные броски точно выбивали цели. Под свист и улюлюканье деревенские скрылись в кукурузе на другом берегу. С тех пор пропасть между городом и деревней сделалась непреодолимой навсегда!
Неожиданно в середине июля приехал отец. Машина села в грязь еще в Колычёво. Отец пришел пешком. Мы только вернулись с речки. Физрук, он же начальник лагеря разговаривал с отцом за столом столовки. Я и обрадовался, и немного огорчился, увидев отца. На горизонте забрезжил п/л "Салют".
Первое, что отец сказал после объятий:

- Где твой свитер?
Пришлось объяснять, что дал корешу поносить.
-Кому, кому? -удивился он.
Мне показалось, что эти расспросы были неспроста. Пока я искал Пашку, пока менялись, пока собирал вещи, отец написал маляву о том, что меня забирает. Только потом, в Москве, мама рассказала. Когда отец увидел чужого парня в моем свитере, с ним чуть не случился инфаркт. С тех пор я зачастил в скучный пионерский "Салют". А мои новые корешки еще не раз меня выручали в самых неожиданных ситуациях. Но, как говорит Леонид Каневский:- Это уже другая история.

https://www.youtube.com/watch?v=O0sK3mGuSDA

Вместо эпилога.