В ДЕБРЯХ.

Keen, 28 апреля 2020

00001.jpg

.

Он бежал, быстро перебирая ножками. Маленькие коготки цеплялись за кору сухого дерева. Вжик-вжик-вжик.

-Успеть, надо успеть, иначе этот FatCat совсем ухайдакает Starozhilа.

Вдруг из кустов:

-Dimarik, куда спешишь? Толстый Mikhailissimo томно смотрел на него.

-Надо, дела! -На ходу бросил Dimarik и еще быстрее начал сучить ножками.

-Ишь, деловой - лениво подумал Mikhailissimo и перевернулся на другой бок. Теплая целебная грязь, булькая лопнувшими пузырями с углекислым газом, приятно обволакивала тело. Лепота! Хорошо в нашем тушинском болоте имени Белого Хомяка. Почему такое название знал только Starozhil. На то он и Starozhil , чтобы это знать. Но он был занят и вряд ли сейчас думал о таких второстепенных вещах как история болота. Вот уже довольно давно он сражается с грозным FatCatом. Почему и за что, они и сами не помнят, но дерутся не на жизнь, а насмерть, виртуально. А что, очень удобно, врезал разок и в кусты, через день врезал другой и опять в кусты.

Мокрая высокая трава мешала бежать, лианами спутывала ножки. Приходилось изворачиваться и с трудом продираться.

-Уж лучше бы асфальт как на Фоме! -крикнул вконец обессиливший Dimarik.

-А, собянинскую брусчатку не хочешь?- Задорно и даже зло заорал Amigo, свесившись с баобаба.- Хрен, хрен, хрен! - замелькали фигушки.

-Ишь, асфальта ему, хрен, захотелось! Охренел! Вон на Лодочной, хрен, весь асфальт сняли, хрен, и камни кладут, Собянин совсем охренел!

-Тебе то что? - охрипшим от бега голосом, спросил Dimarik.

-Как это что? Хрен! Я- тушинец, хрен, и мне есть дело до всего! Хрен!

Всё, хрен, что вижу, хрен, из моего окна на Свободе есть сфера, хрен, моих жизненных интересов! Хрен!

-Да пошел ты... Не успел Dimarik договорить, как откуда-то из - под земли вылез peskov. Потирая невидящие глазки, мягко сказал:

-Чего кричите, аж под землей слышно, демонстрация что ли? Кого выбираем? Меня в список включите от нашего болота! Будем бороться за светлое будущее!

Левой лапкой потер лысину и полез обратно в норку.

Над Тушином всходило яркое столичное солнце. Его лучи с трудом продирались сквозь вековые завалы этого забытого Богом захолустья. В траве копошились полосатые moniki, на ветвистом дубу сидела lessya, время от времени, взмахивая крыльями, курлыкала. Начинался новый день апреля 2020 года.

Продолжение следует.