Просто так, стихи...стихия

Март -

Начинается песня заплакавших крыш.

Март -

Вместе с ветром весенним на крыльях паришь.

Март...

На проталинах ночью намерзнет ледок,

Но, поверьте, апрель - он уже недалек! -

Март!


Март...

Вдоль дорог почернел оседающий снег.

Март.

Хмуро солнце косит из-за облачных век.

Март.

Пусть порою метель заплетет кружева,

Но уже встрепенулась природа - "Жива!" -

Март!


Март -

Первый шаг, первый вздох, первый проблеск весны.

Март -

Истекают капелью февральские сны.

Март-

Робко солнечный зайчик ползет по стене,

Но мерещится май в запотевшем окне...

Март!

Дорожная

Поезд мчится в город Псков

Весь вагон устал и спит,

Видит много разных снов.

Только ложечка звенит

В стакане.


Полночь. Уж совсем темно.

Поезд замедляет ход.

Я не сплю, смотрю в окно:

Елки водят хоровод

В тумане.


Где-то здесь давным-давно

Саша Пушкин проезжал

И с друзьями пил вино,

Оды, стансы сочинял

В изгнании.


Много лет уже подряд

Белокаменные стены

Посещают стар и млад

И склоняют здесь колени

В признании.

Весна

Вот и кончилась стужа

И к полудню уже

Появляются лужи

На соседнем дворе.


Рыжий кот, озираясь

Пьет в углу молоко.

Голубиная стая

Поднялась высоко.


Лес весенний прозрачен.

У корней тает снег.

И деревья, как мачты

Строго тянутся вверх.


На опушке сверкает

Лыжный след под сосной.

Снег искрится и тает.

Воздух пахнет весной!

Зеркало

Я подошла сегодня к зеркалу и заглянула я в него:

Стоит там женщина уставшая и больше нет там никого.


Но кто она? Заведено давно, что видишь в зеркале себя.

А может, это чья-то выдумка, и верить этому нельзя?


Страна другая-Зазеркальная, и вход туда по зеркалам.

Там может жизнь идет реальная, но только по другим часам.


Смотрю на женщину, что в зеркале: она мне кто? друг или враг?

Я всматриваюсь пристально, но не могу понять никак.


Стараюсь рассмотреть внимательно: мешки под тусклыми глазами,

Бровь, подведенная старательно, три волосинки за ушами.


Не может женщина за зеркалом быть отражением моим.

Я молода, красива. Хочется мужчинам нравиться другим.


Да, да зачем смотреть мне в зеркало и жизни нарушать покой,

Но, проходя случайно, мимо, я той женщине махну рукой.

Служил Гаврила хлебопеком, Гаврила булку испекал...

Служил Гаврила хлебопеком,

Гаврила булку испекал,

И жизнь текла бы самотеком,

Но он, балбес, стихи писал.

Бывало ночью не уснётся,

И на бумагу, мочи нет!

Как из сортира, робко льется,

Из глубины души привет.

О знал бы бедный Саша Пушкин,

Предвидя горькую судьбу!

В другие бы играл "игрушки"

И лиру б выбросил свою.

Но наш Гаврила был дотошен,

Его манил стихов азарт.

И он, весною огорошен,

Писал одно лишь слово: МАРТ!

О, март, скорей бы ты кончался,

И наступал бы уж апрель!

Весенний зуд у них начался!

Поэты все у нас ТАПЕРЬ!!!


Зеркало

Я подошла сегодня к зеркалу и заглянула я в него:

Стоит там женщина уставшая и больше нет там никого.


Я подошла сегодня к зеркалу и заглянула я в него:

Стоит там женщина уставшая и больше нет там никого.

Еще смотрела я внимательно, глаза, очками напрягая,

Себя найти бы мне желательно, но там стоит она, другая.

Чего,- спрошу,- туда залезла, зачем? Простите за вопрос.

Быть может тетенька облезлая с прической " а ля купорос"

Всего лишь бред, игра сознания или обычная шизА,

И мне от этого познания щекочет у ноздри слеза.

Зачем, зачем, о Бога ради, туда залезли вы, мадам?

И чемодан, что был украден, хороший новый чемодан,

Тот, что в гостиной был на стуле, когда я брови стала брить!

Его вы точно умыкнули, а больше некому стащить!

За все ответишь ты, о подлая, за бред совковый, за обман,

За катаклизмы все природные, и уж, конечно, за Буран,

За жизнь, что прожила я в пробках, в очередях за дефицитом,

За все, за все, что было в скобках, за все, что было "гайморитом"!

Но я прощу тебя нелепую, чужую горькую судьбу,

Отброшу пошлые терзания, на горе наложу табу!

Я оглянусь на годы радости, на дни, когда хотелось петь!

Забуду о слезах и гадостях и РАЗРЕШУ СЕБЕ СТАРЕТЬ!

И эту жизнь, остаток маленький, хочу прожить, хотя б немного,

В Молитве, в Вере, в Покаянии идти В СЕБЕ, К СЕБЕ И К БОГУ!


P.S. и еще, я пишу пародии только на Поэзию. То, что называется "глупостью космического масштаба", стараюсь не замечать.


advocat-mcf

"Два канала, три завода,

(Правда, «дышат» на ладАн),

Но, какая тут природа!

Здесь трудился ЛевитАн*…

И, хотя Москвой – расколот,

Но, звенит ещё, пока:

«Если Тушино – не город,

Значит Волга – не река"


Мне бы тоже к вам приехать,

Но боюсь заразы я,

Что язык родной коверкать

Как и вы, начну и я.

И, конечно, нас рассорит

Этот бред, наверняка!

"Если Тушино - не город,

Значит Волга - не река!"

Потому, что это место,

Что на глобусе столицы,

Мне, увы, знакомо с детства,

Нет знакомее землицы!

Пусть они со мной поспорят

Эта истина -кратка.

Да, мне Тушино- не город,

Ну, а Волга - мне река!

Дорожная

Поезд мчится в город Псков

Весь вагон устал и спит,

Видит много разных снов.

Только ложечка звенит

В стакане.

В Псков наш скорый мчит.

За окном шаманит.

Звонко ложечка стучит

На столе, в стакане.

Мне не спится, грустно мне,

Голова в тумане.

Вижу Пушкина в окне

В золотом тюрбане!

-Здравствуй, Саша! Как живёшь?

Всё скучаешь в ссылке?

Может быть и мне нальёшь

Из своей бутылки?

Молод, весел и румян,

Видимо из бани,

Полугол и полупьян.

Скучно в глухомани?

Хватит пить, давай писать!

Плюнь на карантины!

Наш ЯЗЫК пора спасать

От сплошной рутины!

Саша, Родина зовёт!

Заждались потомки!

Пушкин, ты ведь- наше ВСЁ!

Соловей- наш звонкий!

Помолчал и посмотрел,

И пронзил глазами!...

Наверху мужик храпел.

Пахло ТАК носками!

Спал вагон, в ночи летя.

Ветры голосили.

Плакал Пушкин как дитя

Над судьбой России!

Плакал Пушкин. Поезд мчал.

Ветер всё шаманил.

Только ложечкой стучал

Кто-то мне в стакане...



Смотрю в окно. С березы молодой

Сорвался лист, второй и даже третий.

Промчалось лето, осень пролетит

И год прошёл, а я и не заметил….


Смотрю в окно. С березы молодой

Сорвался лист, второй и даже третий.

Промчалось лето, осень пролетит

И год прошёл, а я и не заметил….

В природе нынче, блин, такая чехарда:

То грозы барабанят,то сосули!

Зимою то метель, то льет как из ведра,

А летом то жара, то снег идет в июле.


Вот дворники летят уж косяком домой,

И желтый банный лист с берез слетает

И, покружившись над осеннею Москвой,

Всенепременно он куда-то прилипает!


И мне настал черед немного измениться,

Вернуться в женский род себе наметил я!

Весь год ходил в штанах, курил и брился!

Никто и не заметил, тоже мне друзья!


Стихи пишу я от мужского рода,

Воспоминания от женского пишу.

Вот до чего дошла природа!
И этот дуализм давно в себе ношу!


Летят года, как листья на ветру.

Чем старше я, они бегут быстрее.

Не за горами расставанья час,

А как запомнюсь, да запомнюсь ли тебе я?


Там, за поворотом - будет горизонт

Тот, к которому давно иду я.

Я завещаю свой японский зонт,

И сумку желтую, и косметичку раскладную,


И зеркальце, ну, то из за границы,

Всю тушь, румяна, кисточку, парик,

И вазочку, шкатулку и ресницы,

Ну и, конечно, голубой ночник,


И ножницы, и сито, и пакетик чая,

И книгу о заводе, и дневник в стихах,

Все это бескорыстно я ЖЭКу завещаю,

Что бы, заразы, помнили в веках!


Не всё сбылось, о чем всегда мечтал.

И были солнечные дни и были грозы.

И есть, что вспомнить мне по вечерам…

Но вновь мечтается под золотом берёзы.

Доделать хочется, что сделать не успел,

Что не сумел иль не хотел доделать,

Но может быть я вовсе не хотел,

Но так случилось, что теперь поделать?


Опять же, и не все сбылось!

А может хорошо, что так случилось?

Ведь, если б все сбылось, тогда пришлось,

Всё в жизни изменить! Скажи на милость!


Зачем? Вполне естественный вопрос!

Зачем все прошлое менять?

И это правильно и хорошо, что не сбылось.

Но хватит под березою мечтать!


Так можно ошизеть от пошлости банальной!

И на пути туда, в ту яму с глиной,

Не быть уж через чур сентиментальной!

Пора мне просто жить и быть мужчиной!


Иль поэтессой, так сказать, бисексуальной!




Я у окна стою, и тихо за стеной

С деревьев под окном все листья облетели.

И нет уже берёзы золотой,

А ведь прошла всего одна неделя.


Прошла неделя, год прошел,

За годом жизнь прошла как поезд скорый.

Мелькнули огоньки и лица!

Пишу я свой прощальный протокол.

Пришел я сам с повинною в полицию.


Берите, арестовывайте, сажайте!

Всю жизнь писал стихи, другим читать давал!

И этот самиздат, но сильно не карайте!

Ни год, ни два, ну, в общем, процветал!


За все ответить я готов народу,

За то, "что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я Свободу

И милость к падшим призывал.


Веленью Божию, о муза, будь послушна,

Обиды не страшась, не требуя венца,

Хвалу и клевету приемли равнодушно

И не оспоривай глупца".


Вот вот, все реже, но бывает!

Очнусь -то Пушкин я, а то, простите, Мандельштам!

И так рифмуется и так перо играет!

И хочется в слезах припасть к искусственным цветам!


И оглянувшись на прошедшую дорогу,

Мне хочется от радости вопить!

Да жизнь прошла, прошла и слава Богу!

Я жил, живу и вечно буду жить!




И небо серо.Тишина вокруг

Не видно птиц- забились все под крышу.

Всё замерло, и только сердца стук

В пустой квартире еле слышу….


Еще я слышу за стеною храп

И ругань слышу на девятом,

На первом слышу женский мат!

И вальс " Бостон" звучит на пятом.


В соседнем доме танцы до утра,

А через дом взрываются петарды.

Резвится во дворе блатная детвора,

А на скамейке как -то рвотно воют барды.


Родное Тушино, не жить мне без тебя,

О сколько раз с тобой я мысленно прощался?!

И каждый раз, судьбу свою кляня,

К тебе, моё, о гетто, возвращался!


чтобы написать ответ, необходимо войти в учётную запись