Ручей Соболевский овраг, в Щукино.

Sontucio, 11 декабря 2006 ( редакция: 04 декабря 2018 )
По пальцам можно сосчитать малые реки в СЗАО которые еще не полностью замурованы в бетонные коллекторы. Хочу рассказать об одной из них.
Ручей Соболевский овраг или Октябрьский северный ручей, протекает на северо-западе Москвы, в Щукино. Длина водотока в прошлом составляла более 2 км, в открытом русле 0,3 км. Протекает вдоль улицы Рогова, пересекает улицу Живописная, в прошлом местность именовалась Соболев овраг. Совсем недавно открытая часть русла была недоступна, так как на прилегающих территориях располагались очистные сооружения таких засекреченных предприятий как НИИ неорганических материалов им. Бочвара и РНЦ «Курчатовский институт».


В настоящее время территория доступна для посещения всем желающим. Окружающая местность очень живописна, на высоких берегах ручья Соболев овраг произрастает много сосны, а ниже к ручью лещины и ясеня. Возраст деревьев не превышает 60-70 лет. Не смотря на наличие поблизости хорошо охраняемых объектов территория абсолютно не контролируется администрацией Северо-Западного округа Москвы. На ней возникло множество свалок строительного мусора, а следы пикников еще больше ухудшают состояние территории.

Информация:
Рубрикон - энциклопедические словари
Топонимический словарь: Названия рек, ручьев, озер, прудов и оврагов Москвы.

Статья Светланы Масковой: ТАЙНА СОБОЛЕВСКОГО РУЧЬЯ
Ручей... Прозрачный, звенящий, говорливый, журчащий, весенний - все милые седцу эпитеты... А как вам ручей в сочетании со словом радиоактивный? Оказывается бывает и это. Соболевский ручей, что в районе Живописной улицы впадает в Москву-реку, с некоторых и весьма давних пор стал местами таковым. Около трех лет специалисты разных предприятий занимаются проблемой Соболевского ручья. Среди них и РНЦ "курчатовский институт".

Предлагаем вашему вниманию интервью с начальником отдела охраны природы института А.Ш. Шахбазовым:

- Андрей Шамильевич, в чем заключается опасность исходящая от ручья?
- Явной опасности для людей ручей не представляет в настоящее время,

- В настоящее время... А раньше?
- И раньше, три года назад, когда этой проблемой стали заниматься, опасности в явном виде не было.

- В явном виде... Но проблема все-таки есть, раз ею стали заниматься?
- История с Соболевским ручьем тянется достаточно давно. Три года тому назад по заказу Штаба гражданской обороны неким малым предприятием было проведено обследование ручья. Когда мы стали сравнивать результаты этого обследования с тем, что по нашим данным, было на самом деле, обнаружились значительные несоответствия. Тогда мы предложили префектуре и гражданской обороне: давайте мы профессионально посмотрим, что же там. Таким образом, в 1993 году мы (по заказу префектуры) приступили к первому этапу обследования. Результаты его показали - есть несколько участков с повышенным уровнем радиационного фона (средний уровень по Москве 10-15 мкр/час). Два основных участка (небольших) с фоном на поверхности 200 - 300 мкр/час, и несколько точек нашли в ложе ручья. Там было 400 - 500 мкр. Загрязнения "точечные", находятся под водой, в основном на глубине от 30 до 60 см и глубже. НПО "Радон" провело экспертизу нашего отчета. С выводами они согласились, и на комиссии в префектуре было решено переходить ко второму этапу. Нужно было закончить начатые исследования и выработать варианты проектных решений. Это было сделано в 1994 году. Стало ясно, что проблему можно разбить на две части. Во-первых, надо убрать несколько кубометров земли с участков, где находится грунт с радиоактивными отходами. (Это было поручено "Радону", участки были ликвидированы.) И, во-вторых... Вот здесь ситуация оказалась более сложной. Как я уже говорил, в русле ручья были обнаружены "точечные" загрязнения. Но ведь вода не стоит на месте, ходит "туда-сюда". Поэтому даже если их вытащить, то через какое-то время размоет в другом месте и обнажатся новые точки загрязнения. Для людей, которые проходят мимо, опасности нет, они "не получат дозу", как говорится. Но с учетом того, что там порой купаются дети (хотя это запрещено), есть, конечно, определенный риск. Так вот, было разработано несколько вариантов реабилитации этой акватории. Теперь префектура должна выдать задание на проектирование, на его вторую стадию. Как долго это будет длиться? Предпроектный анализ выполнен, поэтому, думаю, будет сделано достаточно быстро.

- И все-таки?
- Возможно, несколько месяцев понадобится.

- Что предполагается предпринять?
- По проекту предполагается размывание песка гидромониторами. При перемешивании мы получим радиационный уровень "как везде".

- Звучит невесело -"как везде"...
- А что вы хотите? Радиоактивная земля и на улицах. Были же глобальные выпадения. Почва на всей планете содержит этот самый цезий. И в воде, в Москве-реке он есть, и в дожде. Последствия испытаний минувших лет. Да и сейчас периодически "рвут". Что же касается того песка, то он после перемешивания ляжет на дно реки, на глубину 10-15 метров. И если вы впоследствии возьмете пробу на радиоактивный анализ, то увидите, что она будет не выше допустимого предела.

- Так, предположим, вся территория и акватория ручья будет очищена в ближайшее, хочется надеяться, время. Есть ли надежда, что здесь снова не появится радиоактивность? Ведь вода в ручей попадает из коллектора. В коллектор же поступает со станции спецводоочистки, которой пользуется ваш институт, институт неорганических материалов и другие...
- Не забывайте, что на станции спецводоочистки сейчас очень жесткие нормативы на сбросовые воды. Контроль серьезнейший.

- Тогда откуда же все э т о взялось? С 50-х годов?
- Ну, годы, конечно, определить трудно, но это все действительно
с давних пор.

- А "кто виноват", как всегда, определить трудно?
- Увы, ведь на этом ручье "сидит" целый куст предприятий: Институт биофизики, Завод медпрепаратов, Институт неорганических материалов, наш Курчатовский, Сейчас найти крайнего достаточно тяжело.

- Скажите, а вот рядом с ручьем есть коса. В ней тоже произошли радиоактивные накопления? Что будут делать с ней?
- Один из вариантов заключается в том, что косу эту "выберут" строительными машинами и весь песок увезут на барже... далеко.

- А потом кто-то этот песок возьмет и куда-нибудь приспособит, как у нас водится. Например, на стройке где-нибудь.
- Вообще-то все стройматериалы у нас контролируются. Существует радиационная сертификация стройматериалов. Обязательная.

- Вернемся еще ненадолго к нашему ручью. Вы знаете, жилой район возле него довольно старый, люди там живут не одно десятилетие. Наверное, и купаться, и загорать приходилось неподалеку от этих мест...
- Вот это не страшно. Даже если "светила" точка в 300 мкр/час и вы именно на ней сидели и загорали, то вы получили за час именно эти 300 микрорентген. Для сравнения - когда вы делаете рентгеновский снимок в поликлиннике, то получаете до 0,1 рентгена! Микрорентген же это 10 в минус шестой степени рентгена. Проще говоря, в поликлиннике вы получаете в тысячи раз больше облучения. Где риск? Вот если вы зачерпнете этой земли и...съедите, то у вас, скажем, повысится вероятность заболеть раком.

- Это уже черный юмор какой-то...
- Да нет. Вы знаете, ведь грунты эти попадают под категорию условно чистых. И если бы это было не местом отдыха, то можно было бы этим и не заниматься. Скорее социально-психологический аспект, а не требования радиационной безопасности вынуждают заниматься проблемой Соболевского ручья.
Обсуждение публикации на форуме
6 комментариев, последний 19 нояб. 2009