Комсомолка. Воспоминания бывшего советского тушинского ребёнка.

ксанна, 16 апреля 2006 ( редакция: 18 апреля 2020 )

Часть первая. Новые Тушинцы.

Время описываемых событий - 1950-58 годы...


"Комсомольский посёлок" состоял из двух полноценных параллельных улиц: Первая Комсомольская улица и Вторая Комсомольская улица.Отсюда и название - Комсомольский посёлок. А соединяли их перпендикулярные проезды: Первый Тушинский проезд, ну и Второй Тушинский проезд.

Были ли жители посёлка комсомольцами? Не знаю. Все семейные - это я помню точно. Все соседи в доме были приезжие, среди них не было ни одного коренного москвича-тушинца. Откуда они были, я не помню, а возможно, никогда и не знала. Судя по говору, по общему развитию, выходцы из деревень.Поколение Новые Тушинцы.

Мой отец родился в Челябинске, но в армию, перед войной, призвали из Иркутска. Мама - из раскулаченной семьи, сосланной из Поволжья на Дальний Восток. Среди наших соседей были интеллигенты, но немного - помню одну даму, которая умудрялась выпекать "хворост" на керосинке. Остальные были люди "простые".

Все работали на Заводе. Не знаю, на каком. Просто – Завод в Тушино. Рано утром гудел заводской гудок, и все взрослые (и папы, и мамы) просыпались по этому гудку и уходили на Завод.

В двух домах, находящихся на Комсомолке жили немецкие спецы-авиационники, вроде, это было ещё ДО войны. Знаю точный адрес одного такого "немецкого" дома: Вторая Комсомольская улица, дом 5-А. Я там жила до осени 1958 года.

Войдёшь в дом и видишь деревянную лестницу, идущую на второй этаж. А за лестницей – на первом этаже – два коридора – налево и направо. Поднимешься наверх, то же самое – два коридора. В коридоре, вроде бы , 6 комнат, каждая комната, примерно, метров 15. Одна комната - одна семья. В конце коридора - 2 туалета на 6 cемей и две кухни (налево и направо) с огромными плитами; в каждой кухне по одному крану – умываться и набирать воду. На плитах стоят керосинки и керогазы.


Тушино 50-х годов XX века.
Это снято в 1953 году на Комсомолке, у дома № 5А по Первому Комсомольскому проезду. Видны двухэтажные деревянные бараки (внутри - коридорная система), снесённые в 1958 году. я хорошо помню всех детей на фото: в центре, в круглой тёмной шляпке - я, с "лисапедом" - Павлик Романов, девочку в светлом капоре звали Ира, а самый высокий пацан в кепке - Валерка Лазарев, по прозвищу Буратино. Виден кусочек крыльца у входа в наш дом, стол с лавками, летом за столом мужчины целыми вечерами играли, естественно, в домино. За деревянным забором был пустырь, на котором стоял одноэтажный домик - артель по изготовлению
хозяйственных сумок из какого-то вонючего кожзаменителя. На пустыре всегда валялись маленькие железные шлемы, размером с современную 10-копеечную монетку, которые крепились ко дну сумок. За пустырём - детский сад, в который я ходила (единственная из нашего дома) - это здание на Комсомолке и сейчас стоит.


В общем, в одном таком доме жили, наверное, не менее 25 семей.

На Комсомолке были не только деревянные дома. Там были большие серые каменные. Они и сейчас там. Один из них реконструирован и смотрится весьма авантажно. Каменные дома образовывали угол, и там был сквер: несколько деревьев и две скамейки, круглая клумба с "японскими" разноцветными ромашками и немахровыми георгинами. Вокруг клумбы - бордюр из уголоков кирпичей. Там народ фотографировался "Зенитом" и "Сменой".

В сером каменном доме, который стоял на краю зелёного чистого оврага с речкой, был магазин. Все обитатели Комсомолки покупали там всё: хлеб, вотку "Коленчатый вал", селёдки, капусту, краковскую колбасу, подсолнечное масло. Конфеты "Кавказские" - якобы шоколадные, но без фантиков, развесные. Карамель "Подушечки". Витрина была заставлена бело-розовыми банками с крабами. Хлеб был белый, килограммовый, за два рубля 90 копеек. Его продавщица резала хлеборезкой - аналог гильотины, только узкой.

Должна сказать, что по моим детским наблюдениям, никто среди соседей не голодал и дети отнюдь не бросались на любые сладости. А тостяков и толстух почему-то не было! Один толстый сосед был, он обожал самую простую пищу и при виде обычной отварной горячей картошки с квашеной капустой, политой подсолнечным маслом, неизменно восклицал на всю кухню: "Пища богов!" Наверное, он был потомок нашего толстого баснописца, потому что его фамилия была тоже Крылов (шутка юмора)..

Почему-то было принято давать собакам кусочек сахара. И они его охотно брали! Собак было очень мало. А кошек великое множество! Под домом жили крысы. Я их видела, когда для чего-то, для какого-то ремонта,у нашего дома убрали доски под первым этажом. На чердаке валялись пыльные старые противогазы без сумок. В плите на кухне жили тараканы. Один раз в году плиту растапливали - и тараканы спасались оттуда бегством. Это были тараканьи потоки и ручейки, растекавшиеся во все стороны. В обычное время все готовили еду на керосинках и керогазах, водружённых поверх плиты. Тараканы по ночам выползали на промысел и если кто-то из людей тоже выходил ночью в коридор, то шёл и хрустел хитином погибавших под его ногами насекомых.

Вода тогда не была слаще. Вода была такая же. Газировку я не любила. Квас тоже. Оставалось пить воду из-под крана. Или холодную заварку. Наверно, я уже мутант, запах хлорки меня нисколько не отвращал от хлебания холодной воды прямо из крана. А вот отстоенная вода, с опущенной в неё серебряной ложкой, наоборот, была неприятна отсутствием всякого вкуса...

С кем оставались дети, когда родители уходили на Завод? В нашем коридоре только в одной семье была бабушка, которая смотрела за внуками. Её звали "Бабушка Максимовых". Я не помню и не знаю, кто присматривал за малышами. Могу рассказать только о себе. До года мама брала меня с собой в Девятую школу, в которой работала учительницей начальной школы. Она оставляла меня на столе в соседнем пустом классе. После года у меня появилась нянька - старушка, к которой меня отводили до вечера. А к трём годам подошла моя очередь в детский сад.

Обсуждение публикации на форуме
6 комментариев, последний 09 апреля