Освоение Космоса. Полет «Бурана»

Natalia, 19 декабря 2022

«Во время запуска Бурана я работала в 143 МСЧ при заводе Молния и ТМЗ. – рассказывает Татьяна Васильевна. Праздник был в больнице, наверное, больше, чем на заводе. Пьяные были все, даже тяжелобольным наливали. Наверное, со времён Гагарина народ так не ликовал».

— Мы под впечатлением были, — вспоминает тот полет бывший слесарь-сборщик летательных аппаратов Виктор Лаврентьев. — Никто же до нас этого не делал! А заработки тогда — закачаешься! Сколько там простой советский инженер получал, 220? У меня 900 выходило! Еще на Байконур в командировку на три месяца отправляли на полное обеспечение, следить за монтажом «Бурана». Возвращаешься — пол-«жигуля» в кармане! Наша бригада плиткой жаропрочной «Буран» отделывала, чтобы он в плотных слоях атмосферы не сгорел!

24.jpg

Совместные испытания ОК Буран и ракетоносителя Энергия в монтажно-заправочном комплексе.


То была золотая страница Тушинского машиностроительного завода. Космический корабль многоразового использования «Буран» собрал в себе все технические новинки того периода и создавался в пику уже построенному в США «Спейс-Шаттлу». При этом, в отличие от американского собрата, «Буран» мог совершать посадку в полностью автоматическом режиме, без космонавтов! Что, ко всеобщему ликованию советского народа, и произошло 15 ноября 1988 года».

Высота — двадцать пять, до Земли ещё четверть часа —
Возвращенье домой из глубин его звёздной обители.
И готова давно для посадки ему полоса,
Путь к которой лежит под охраной крыла истребителя.

Вот прошёл через слой так не вовремя взявшихся туч,
На Земле тишина, все застыли в тревожном молчании.
Весь полёт его был словно яркий космический луч
Озаривший для всех фантастические расстояния.

Вот и всё. На Земле. Слышно радость у всех в голосах,
И создателей все поздравляют с бесспорной победой.
Он проделал свой путь за неполных четыре часа,
Но кто знать мог тогда, что полёт этот станет последним?!


25.jpg

Настоящим триумфом было участие советского орбитального корабля «Буран» и транспортного самолета «Мрия» в 1989 году на международном авиасалоне под Парижем в Ле-Бурже. Посмотреть на эффектную пару летательных аппаратов стекались толпы зрителей. На Западе даже никто не догадывался о том, что Советский Союз разрабатывает собственную версию многоразового челнока.

Новый лидер государства Михаил Сергеевич Горбачёв взял курс на «разрядку» в международных отношениях, и судьба космических систем, имеющих военное назначение, была предопределена. Горбачёв заявил о своём выборе прямо во время визита на Байконур в мае 1987 года. Свидетельствует главный конструктор ракеты «Энергия» Борис Иванович Губанов:

«Михаил Сергеевич остановился, ожидая, когда подойдёт основная группа, и, глядя на «Буран» (композиция ракеты и корабля пока называлась одним именем), сказал: «Ну… видимо, кораблю мы навряд ли найдем применение… Но ракета, мне кажется, найдёт своё место…» Молчание. Откровение вслух звучало как приговор. Не думаю, что эти фразы родились у него лично и только что. Остальные «молчавшие» не возражали. Значит, они продолжали начатый не сейчас разговор. Для меня это было очередной новостью “из первых уст“».