Немецкие специалисты

Natalia, 08 мая 2014 ( обновлено: 13 февраля 2019 )

Поиск и вербовка немецких специалистов

Еще в феврале 1945 г., на встрече Сталина. Рузвельта и Черчилля в Крыму было принято решение «...изъять или уничтожить все германское военное оборудование, ликвидировать или взять под контроль всю германскую промышленность, которая могла бы быть использована для военного производства».

29 апреля 1945 г. на заседании Союзного Контрольного Совета в Берлине по предложению Главнокомандующего американскими войсками в Германии генерала Макнерни был принят и подписан четырьмя Главнокомандующими: английским фельдмаршалом Монтгомери, американским генералом Макнерни, генералом армии Соколовским и французским генералом Кельцем закон № 25 «О контроле над научными исследованиями», согласно которому все военные исследовательские организации должны быть распущены, а постройки военного характера должны быть уничтожены или вывезены.

После капитуляции немецкой армии победители направили в Германию своих инженеров для изучения трофейной военной техники. Особое внимание было уделено ракетному вооружению. В результате американцы вывезли в США практически всех инженеров-конструкторов ракеты А-4/ФАУ-2 во главе с В. фон Брауном, а также значительное число готовых ракет и их агрегатов. К тому же почти весь технический архив Пенемюнде тоже попал к американцам.

24 июня 1945 г. нарком авиационной промышленности А. И. Шахурин обратился в ЦКВКП(б) с письмом следующего содержания: «С нашей точки зрения, было бы целесообразно иметь на территории оккупированной нами зоны Германии специального типа организации с особым режимом (под наблюдением НКВД), где немецкие ученые могли бы вести научно-исследовательскую работу по нашим заданиям».

В связи с этим предложением демонтаж ряда крупных предприятий, занимавшихся в годы войны выпуском самолетов и двигателей, был отложен на более поздний срок. К ним относятся: опытный завод фирмы «Юнкере» в Дессау, опытный завод фирмы «Зибель» в Галле, центры фирмы «БМВ» в Штасфурте и Унзебурге, опытный завод «Хейкель» в Ростоке, авиационный институт DVL, всегерманский институт испытания материалов, завод «Лангбейн — Пофангаузер», завод «Зюд И. Г. Фарбениндустри» в Лейпциге.

Командированные в Германию во второй половине 1945 г. советские инженеры В.П.Глушхо, С.П.Королев, А.М.Исаев, Н.А.Пилюгин, М.С.Рязанский, В.П.Бармин, ставшие впоследствии главными конструкторами КБ в области ракетной техники, вместе с другими специалистами организовали в советской оккупационной зоне предприятия, под крышей которых собирали и немецких специалистов, и оставшуюся после «набегов» американцев ракетную технику.

Нашли и привлекли к сотрудничеству крупных ученых и хороших специалистов в области гироскопии, рулевых машин, автоматического управления, баллистиков. Немцы, убедившись, что имеют дело со специалистами, а не армейскими офицерами, согласились сотрудничать. К сожалению, среди этих специалистов практически не было тех, которые имели непосредственное отношение к ракетам, – почти все они оказались в американской зоне. Поэтому были предприняты усилия по переманиванию настоящих ракетчиков.

Старший лейтенант Василий Харчев возглавил группу, которая переманивала ценных немецких специалистов из американской зоны оккупации. Порой для подкупа охранников лагерей в ход шли трофейные часы и «мировая валюта» – русская водка, и американцы выдавали тех, чьи имена называли щедрые русские союзники.

И если американцам достался фон Браун, то нашим удалось заполучить таких первоклассных профессионалов, как Вернер Альбринг – аэродинамик, работавший над управляемыми ракетами; Гельмут Греттруп – инженер-ракетчик, заместитель Брауна по радиоуправлению ракетами, разработчик отделяемой боеголовки баллистической ракеты; Вольдемар Вольф – бывший руководитель отдела баллистики фирмы «Крупп». Кроме ракетчиков Советскому Союзу достались выдающиеся физики-ядерщики Манфред фон Арденне и Густав Герц.

Под руководством заместителя Л. П. Берии, генерал-полковника И. А. Серова поиск ученых и квалифицированных рабочих велся также в лагерях для военнопленных. 22 июня 1946 г. помощник министра внутренних дел Круглов подготовил отчет для Берия и Сталина о том, что в лагерях немецких военнопленных выявлено 114 докторов технических наук и свыше 1000 крупных специалистов по производству самолетов и авиадвигателей.

Возобновление работы ряда авиационных заводов и КБ в советской зоне оккупации Германии противоречило решениям Крымской конференции 1945 г. о запрете военного производства на территории Германии после окончания войны, поэтому работы проводились в обстановке полной секретности.

Несмотря на все меры конспирации, о существовании авиационных ОКБ стало известно на Западе. По сообщению А.И. Серова, в июне 1946 г. заместитель Главнокомандующего американскими войсками в Германии генерал Клей в беседе с маршалом Соколовским «поднял вопрос о том, что необходимо принять решение в Контрольном Совете о посылке специальной комиссии во все зоны оккупации Германии для контроля над военным производством. При этом он заявил, что у него имеются данные, что, например, французы восстановили немецкий авиационный завод и выпускают на нем моторы, а затем добавил, что «в русской зоне оккупации Германии занимаются производством реактивной техники...»

17 апреля 1946 г. правительством СССР было принято решение о переводе всех работ по освоению немецких вооружений из Германии в СССР.

Из Германии было вывезено 400 тыс. железнодорожных вагонов оборудования, в том числе порядка 340 тыс. металлообрабатывающих станков. Министерству авиационной промышленности решением правительства было передано для демонтажа и отгрузки в Советский Союз 84 немецких авиационных предприятия с общим количеством оборудования на них 66 409 единиц. К середине 1946 г. на авиазаводы СССР было вывезено 123 тыс. станков и промышленного оборудования

В демонтаже немецкой военной промышленности и отправки оборудования в СССР было задействовано более 60 000 человек, а на основе доставленного из Германии в СССР станочного оборудования удалось не только значительно расширить станочный парк существующих авиационных заводов, но и создать пять новых.

Были созданы 2 самолетных завода: № 135 в Харькове и № 272 в Ленинграде, а также 3 моторных завода: № 36 в Рыбинске, № 478 в Запорожье и № 466 в Ленинграде.