Немецкие специалисты

Natalia, 08 мая 2014 ( обновлено: 13 февраля 2019 )

Создание завода №1 в поселке Иваньково по разработке летательных аппаратов

К 7 ноября 1946 г. все прибывшие из Германии авиационные специалисты были распределены по предприятиям МАП.

Самолетостроителей собрали на опытном заводе № 1 на базе бывшего завода № 458, в поселке Иваньково (почтовое отделение Подберезье) Кимрского района, примерно в 100 км к северу от Москвы (г.Дубна). Основной задачей завода было продолжение проектных и экспериментальных работ, начатых еще в Германии в 1945-1946 годах; разработка новых типов реактивных самолетов и экспериментальной сверхзвуковой летающей лаборатории.

В Иваньково из Германии прибыло около пятисот специалистов, а с учетом их семей - более полутора тысяч человек.

"Очень трудный был этот период для коллектива завода, - вспоминал Юрий Иванович Шукст, в то время работавший начальником цеха, - резервных площадей в жилищном фонде у завода не было, а построить новые дома для размещения такого количества специалистов за короткие строки строители не успели; пришлось выселять сотрудников завода из ряда домов и подселять их к другим жильцам в порядке уплотнения. Сколько врагов было нажито - трудно описать. Приходилось разъяснять, доказывать людям эту необходимость, избегая серьезных конфликтов".

Под жилье немцам была отдана основная часть каменного массива поселка и вновь построенные финские дома, расположенные в сосновом бору. Так для немецких специалистов были созданы сравнительно нормальные, по меркам того времени, жилищные условия.

Но сами немецкие специалисты не были в восторге от условий, в которых им предстояло жить. Дело в том, что когда их вывозили из Германии (вспоминает Ю.Михельс), то разрешили брать с собой любое количество вещей. И каково же было их удивление, когда по приезде в Иваньково на три-четыре человека приходилось только по 15-20 квадратных метров! Привезенные вещи на этих метрах не размещались, поэтому для их хранения руководство завода предоставило гараж транспортного цеха.

Постепенно быт немецких специалистов налаживался. Немцы видели, что русский директорат завода и русские рабочие получают оклады в полтора раза меньше, чем близкие по рангу немецкие специалисты.

Для немцев был создан закрытый продуктовый магазин, куда допуск для русского населения был закрыт. В тот период существовала продуктовая карточная система. Немецкие семьи получали продуктовые карточки с большим продуктовым содержанием, как по количеству, так и по качеству.

На фабрике-кухне (столовой) немецким специалистам были отведены специальные залы. В школе № 3 (здание УПУ) были выделены классы для обучения немецких учащихся с преподаванием на немецком языке. Для детей дошкольного возраста организованы детские садики, уход за детьми осуществляли жены немецких специалистов.

Со временем, проживая в финских домах, немцы много делали по благоустройству: были проложены и выложены кирпичом или песочком пешеходные дорожки, около домов разбивались клумбы, сажались цветы и декоративные деревья и кустарники.

Вспоминает старожил В.М. Лимонин: « Немецким специалистам нужно было учить русский язык, а нам - немецкий. В трудные периоды приглашали в цех переводчиков. Сначала было нелегко. Если мы не понимали друг друга, то рисовали на бумаге предмет, а затем друг друга спрашивали: как это называется по-немецки, как это называется по-русски. Работая вместе, мы иногда шутили, называя настоящий предмет или животное другим именем, но после нас уличали в том, что мы неправильно говорим. И это заканчивалось смехом и дружеским похлопыванием по плечу. Ребята мы были молодые, хотелось иногда и пошутить.

Использовали знание немецкого языка успешно и могли запросто объясняться по основным вопросам производства.

Интересный случай был в цехе, когда немецкие рабочие “запороли”, то есть сделали брак в крыле, а это в плане сдачи по срокам. В цех прибежали конструкторы и технологи отделов, стали обсуждать, что делать? Пришли к выводу, что крыло спасти нельзя, а работы, если делать агрегат для сдачи ОТК, дней на пять, если не больше.

Хильденбранд - старший мастер - переговорил с рабочими, с начальником цеха Греффом и попросил после окончания работ первой смены, а тогда часто работали сверхурочно, всех отпустить домой. Остались в цехе одни немецкие специалисты и организованно, четко, дружно взялись за работу. Включился в работу как рабочий и Хильденбранд. Трудились, не уходя с первой смены, всю ночь, а утром крыло было готово и предъявлено ОТК. План был выполнен.

Мы спрашивали, а как же вы работали у себя в Германии? Они отвечали, что у них дефекты или брак допустить нельзя. Нельзя допустить, чтобы обо мне, как о рабочем, мастер мог подумать, что я плохой специалист. Более того, рабочий несет и моральный и значительный материальный урон».

Немецкие инженеры позднее даже стали получать ежегодные оплачиваемые отпуска. Однако выезжать за пределы своего поселка они не имели право.

Согласно инструкции МВД прибывшие специалисты и члены их семей должны были считаться подданными Германии, проживающими в СССР по «видам на жительство» для иностранцев с отметкой «до особого распоряжения». Однако, в отличие от обычных иностранцев, им было запрещено покидать территорию заводских поселков.

В связи с окончанием работ по тематике главных конструкторов Бааде (ОКБ-1) и Рэссинги (ОКБ-2) немецких специалистов перевели в Савелово.