Новейшая история ОАО «НПО Молния» и ОАО «ТМЗ»

Natalia, 10 декабря 2019 ( редакция: 10 января 2020 )

В конце 1991 года было ликвидировано Министерство авиационной промышленности, в структуру которого входило предприятие. Образованное в феврале 1992 года Российское космическое агентство не взяло «Молнию» под свое крыло — надо было спасать космические заводы и КБ, а НПО «Молния» «числилось» за авиацией. Так «Молния» оказалась предоставлена сама себе. Заводы, работавшие с НПО, стремительно акционировались.

В 1994 году Глеб Евгеньевич Лозино-Лозинский покинул пост директора НПО — в полном соответствии с «новыми веяниями» на «Молнии» прошли выборы генерального директора. Впрочем, пост генерального конструктора Лозино-Лозинский за собой сохранил, и, возможно, это помогло объединению выжить.

В «лихие девяностые» ни у кого из правительства не поднялась рука, чтобы поставить подпись под окончанием программы «Буран» — формально она не закрыта до сих пор. Есть только один документ, в котором говорится о частичной приостановке программы.

Государственных заказов не было, и «Молнии» пришлось выживать выполняя частные заказы, сдавая корпуса в аренду под склады, офисы, ремонтный мастерские и т. д.. Арендаторы освобождали помещения. С территории ТМЗ и «Молнии» по железнодорожной ветке вывозили станки, заготовки, инструменты, документы.

Но как бы не было тяжело, «Молния» не оставляла попыток «поставить на крыло» другие, более современные авиационно-космические программы, такие, как МАКС — многоразовая авиационно-космическая система, проекты пассажирских средне-магистральных самолётов схемы «триплан» - «Молния-100, -300 и -400».

06.jpg

МАКС состояла из специального самолёта «Мрия», исполняющего роль первой ступени, и многоразового челнока-ракетоплана. Ракетоплан разрабатывался на базе челнока «Бор-4», одного из тестовых проектов «Бурана». Предполагалось, что ракетоплан будет закрепляться на фюзеляж самолёта, а при достижении определенной высоты отделяться от него. Самолёт возвращался бы на аэродром, а челнок с дополнительным внешним топливным баком мог продолжать космический полёт.

«Мрию» делали на Украине, для её замены был сконструирован российский самолет "Молния-1000". Масштабный макет МАКС в 1997 году демонстрировался на смотре в Ле-Бурже. Получив все возможные международные призы, проект МАКС так проектом и остался потому что не было средств для его выполнения.

Лишь сегодня в США проходят летные испытания аналоги МАКСа — система Stratolaunch Systems и орбитальный челнок Dream Chaser.

07.jpg

8.jpg

В 1999 году на «Молнии» стояла тишина. Так же пустынно было в отделе креогеннотепловакуумного комплекса, где испытывались различные элементы «Бурана» на имитацию условий космического пространства: воздействие солнечного излучения, отраженного и собственного излучения Земли, глубокого вакуума и охлаждающего воздействия глубокого космоса. С помощью жидкого азота в камере создаются температуры ниже -180 градусов. Здесь проверяли контейнер парашютно-тормозной установки, элементы теплозащиты разных типов и отдельные элементы систем управления.

Половина сотрудников отдела находится в вынужденных отпусках, - рассказывает начальник отдела Александр Соколов. - Но мы разработали уникальнейшую технологию производства стекол диаметром 3 на 2,6 метра. В нашей стране такой технологией обладает только НПО “Молния”. Если бы удалось получить госзаказ, то разработку конверсионных технологий по вакуумному напылению можно было бы продолжить. К кому только не обращались, чтобы заинтересовать своей продукцией. В ответ - глухая тишина. Строители продолжают закупать стекла для офисов за границей. Хотя продукция НПО “Молния” не уступает по качеству зарубежным аналогам, да и стоит в два раза дешевле.

Был разработан самолет-такси “Молния-1». Маленький шестиместный самолет уникален тем, что его невозможно опрокинуть в штопор. Сделано было 20 самолетов в Самаре, но из-за недофинансирования невозможно было закончить сертификацию.


XXI век начался для НПО «Молния» с траура — в 2001 году не стало Г.Е. Лозино-Лозинского. После ухода создателя, судьба «Молнии» стала похожей на судьбу сотен советских предприятий, не сумевших вписаться в рынок. Директора менялись, работы не было, поддерживать НПО на плаву помогала только сдача помещений в аренду.

Начиная с 2004 года «Молния» стремительно катилась к банкротству. Начали расти долги, в основном перед несколькими фирмами, арендовавшими помещения. К 2010 году у «Молнии» был шанс погаснуть навсегда. Тогда Академия наук написала руководству страны об актуальности многоразовых авиационно-космических систем. Министерство обороны направило в ГК «Ростехнологии», которому принадлежат 60% акций ОАО «НПО «Молния», подтверждение важности и уникальности выполняемых на «Молнии» работ в рамках гособоронзаказа. Три года предприятие балансировало на грани — несмотря на все принимаемые усилия, дело о банкротстве слушалось в суде.

В 2013 году «Молния» получила госконтракт на создание 100 ракет-мишеней «Армавир», но ни одна мишень не вышла за ворота предприятия.

Обсуждение публикации на форуме
15 комментариев, последний 11 января